И на войне можно оставаться человеком…

Оцените материал
(1 Голосовать)

Зоя Евдокимовна Маринич, поделилась с нами историей своего юношества. Она начала издалека.

– Во время царствования Екатерины II в Россию были приглашены немцы–колонисты. Они жили обособленными хуторами, которые так и назывались: немецкие колонии. Кстати, под Пятигорском также было такое поселение и даже называлось Иноземцево. Такое же поселение было и под Ставрополем – хутор Молочный.

– В одной из таких колоний в станице Александровской Краснодарского края и прошло моё предвоенное детство, – рассказывает Зоя Евдокимовна. – Немцы, в большинстве своём, имели многодетные семьи, и в голодные тридцатые годы им жилось труднее, чем нам, русским.

Моя семья имела корову. И когда появилась тёлочка, я уговорила родителей подарить её самой многодетной немецкой семье. Радости от этого подарка, особенно у детей, не было предела. Они для неё рвали траву, поили её водой, вплетали в хвост лоскутики цветной материи и ласково называли Мирочка. Через два года тёлочка стала коровой, и это было весомым подспорьем в жизни немецкой семьи.

Грянула война. Немцев по приказу Сталина за 24 часа вывезли в Казахстан, а мою школьную подругу из этой многодетной немецкой семьи не тронули, потому что к тому времени она вышла замуж за офицера Красной Армии, который был на фронте.

Я, будучи дочерью председателя сельского совета нашей станицы, являлась секретарём комсомольской организации школы. И с приходом немцев, по заданию райкома, осталась на оккупированной территории. За участие в партизанском движении, при попытке заминировать мост, была схвачена и арестована службой гестапо зондеркомандой СС 10-А. До серьёзных допросов с пытками дело не дошло, но всё шло к тому. Каждый допрос как в последний раз. Но имя командира партизанского отряда я не выдала. И вдруг на одном из допросов в качестве переводчика вызвали девушку – это была моя подружка из той самой немецкой семьи. Прислушавшись к её переводу, поняла, что она переводит кое-что в мою пользу. Однажды, улучив момент, когда немецкого офицера срочно вызвали по телефону, моя школьная подруга дала мне подписанный пропуск и сказала: «Беги!». Я пулей помчалась с распухшей левой ногой (шрам до сих пор остался) по зимней степи. Прибежала домой – а мама седая. В ту же ночь мы, погрузив свой нехитрый скарб на корову, уехали. До окончания войны участвовала в боевых операциях Красной Армии.

Я не знаю, чем поплатилась моя освободительница, спасшая мне жизнь, но я благодарна судьбе за случай в моей жизни, за детство, проведённое с немецкими детьми, за искреннюю дружбу, которая сроднила наши семьи.

Последнее изменение
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Яндекс.Метрика
2011-2016 © LutheranWorld.RU Все права защищены. Использование материалов публикаций возможно только при наличии открытой гиперссылки на сайт LutheranWorld.RU в начале публикации