A+ A A-

Шотландская колония - Каррас

Оцените материал
(2 голосов)

Вопрос о народности жителей так называемой Шотландской колонии (Карраса), лежащей между Пятигорском и Железноводском, разрешается теми официальными документами, относящимися к этой колонии, которые напечатаны в томах V – VIII Актов Кавказской Археографической Комиссии (АКАК). Приводим из этих документов, любопытных и важных для истории иностранных колоний в России, только те сведения, которые касаются состава населения колонии Каррас.

Шотландская колония, в 36 верстах (38,4км. – ред.) от Георгиевска и в 6 верстах (6,5 км. – ред.) от теплых Константиногорских (т.е. Пятигорских) вод, была основана с миссионерскими целями шотландцами Генри Брунтоном и Александром Патерсоном, по поручению и за счет Эдинбургского миссионерского общества. Колонии было отведено 7000 десятин (7648 га – ред.) земли и Высочайшей грамотой от 25 декабря 1806 г. дарованы особые и исключительные права. Одним из пунктов этой грамоты предоставлялось всем иностранцам, приезжающим из-за границы и кои членами колонии приняты будут в свое общество, пользоваться всеми дарованными колонии привилегиями. Пункт этот, как далее будет указано, дал повод к раздорам, долго волновавшим колонию.
После избрания в 1802 г. места под колонию, Эдинбургское общество выслало для заселения ее из Шотландии в 1803 г. 15 человек и в 1805 г. еще 6 человек. Вообще же, оно послало, для составления колонии 23 человека, т.е. 11 мужчин, 9 женщин и 3 детей, из которых 4 мужчин и 6 женщин умерло. Затем еще один мужчина вышел из колонии, трое из миссионеров вступили в супружество в России. Таким образом, говорит Патерсон, - из записки которого (АКАК, т. V, № 1032) извлечены эи цифры, - в 1813 году состояло налицо: 6 мужчин, 5 женщин и 15 детей, вышедших из Шотландии.
Упомянутой выше грамотой миссионерам было разрешено покупать у окрестных горских народов пленников и рабов и оставлять их при колонии для наставления в христианстве и полезных знаниях. Предполагалось, что эти воспитанники могут быть в последствии употребляемы в качестве миссионеров между своими сородичами. Таким образом, было куплено у кабардинцев 16 мальчиков, 7 девиц, 3 женщины и 2 мужчин. Из них 9 были крещены, 6 умерло и 6 похищены и удержаны кабардинцами. В 1813 г. таких лиц состояло в колонии до 17 душ; из крещеных один был женат и имел двух детей.
В 1809 и 1810 гг. несколько немецких семейств из колонистов Саратовской губернии прибыло и поселилось у шотландцев. Но весною 1811 г. 59 человек из числа их возвратилось в Саратовскую губернию, опасаясь оставаться в стране, подверженной частым неприятельским нападениям. В 1813 г. этих немцев считалось до 128 душ, считая женщин и детей.
Таким образом, заключает Патерсон, «число всех жителей нашей колонии состоит из 166 душ, т.е. британцев 26, рожденных в здешней стране и зависящих от миссионерства 17 и немцев 123». (АКАК, т.V, № 1032).
Цифры эти доказывают, что уже в 1813 году колония могла называться Шотландскою только потому, что была основана шотландцами. А большинство же населения ее уже тогда составляли немцы, которых было почти в пять раз более, чем выходцев из Шотландии.
Саратовские колонисты из Сарептской и Севастьяновской колоний переселились в Каррас (в 1809, 1810 и 1813 гг.) самовольно, рассчитывая, что они будут приняты в число членов колонии и, таким образом, воспользуются дарованными ей привилегиями. Но ожидания эти не оправдались. Колония приняла в свою среду только несколько семейств, а из остальных часть возвратилась в Саратовскую губернию, часть перешла опять-таки самовольно в город Св. Креста, а потом устроилась между Горячими водами у Лысой горы (ныне Константиновская колония около Пятигорска). Часть же осталась при Шотландской колонии, несмотря на отказ этой последней в причислении их.
С этого времени начались постоянные раздоры между шотландцами и немцами. Основатели колонии требовали постоянно удаления самовольно вселившихся немцев. Министерство внутренних дел издавало распоряжения о выводе их, но дело оставалось в прежнем виде. Можно предполагать, что причиною этого была тайная поддержка, оказываемая немцам со стороны кавказского начальства, которое относилось несочувственно и подозрительно к миссионерской деятельности шотландцев, подозревая в них английских политических агентов, и очень дорожило немцами, доставлявшими необходимые продукты возникавшему тогда поселению около Кавказских минеральных вод.
Желая избавиться от вмешательства саратовских выходцев в дела колонии, шотландцы сами просили оставить им из отведенных для колонии 7000 десятин (7648 га – ред.) только 2500 десятины (2731 га – ред.) с тем, чтобы на остальной земле немцы были водворены в виде самостоятельного поселения. Эта просьба была уважена в 1819 г. и выданы надлежащие документы на 2500 десятин для шотландцев.
Между тем раздоры продолжались. Миссионерская деятельность колонии, вследствие недоверчивого отношения в ней местного начальства , ослабевала. Называвший себя старшиной колонии и пастором А. Патерсон, своим образом действий, возбудил против себя прочих шотландцев и довел дело до того, что Эдинбургское миссионерское общество с 1821 г. прекратило с ним всякие сношения, утверждая, что он самозвано именует себя старшиной и пастором колонии.
Вследствие всех этих обстоятельств, Эдинбургское миссионерское общество охладело к своему предприятию, прекратило отпуск содержания миссионерам и начало отзывать их обратно. В это время, т.е. около 1825 г., появились на Кавказе представители Базельского миссионерского общества для основания новой миссии. Эдинбургское общество предложило базельским миссионерам принять в свое ведение Каррас, но Патерсон решительно воспротивился этому, и это еще более усилило вражду к нему самовольно вселившихся саратовских колонистов.
Для устранения всех неурядиц и раздоров, волновавших колонию, последовало 15 декабря 1828 г. на положение Комитета министров Высочайшее повеление (АКАК, т. VII, № 899), которым, между прочим, было повелено: из числа назначенной для колонии земли отвести Патерсону, в воздаяние его заслуг по устройству колонии, 1000 десятин (1092,5 га – ред.), 9 семействам крещеных горцев и 10 семействам принятых в колонию немцев - по 60 десятин каждому (65,55 га – ред.), всего 1140 десятин (1245,5 га – ред.). Бывших саратовских колонистов, самовольно вселившихся и не принятых колонией, оставить на занимаемой ими земле в другом месте, но без прав Шотландской колонии, и дать им особое управление, независимое от управления Карраса.
Таким образом, уже в 1828 г. официально считалось в колонии только одно шотландское семейство, а именно Патерсона. Все же население составляли немцы и крещеные горцы. Но оказалось, что непонимание между Патерсоном и Эдинбургским миссионерским обществом, с одной стороны, и тем же Патерсоном и немецкими колонистами, с другой, отразилась на цифрах населения, представленных управою колонии начальству.
В 1830 г. (АКАК, т. VII, № 901) директоры Шотландского (бывшего Эдинбургского) миссионерского общества обратились к министру внутренних дел с письмом, в котором по поводу Высочайшего повеления от 15 декабря 1828 г., заявляют, что Патерсон, ложно именующий себя пастором, по интриге против миссионерского общества, не включил в список колонии двух лиц, Галловея в Каррасе и Глена в Астрахани, состоящих миссионерами общества и членами Шотландской колонии.
Заявление Шотландского общества, а также многочисленные жалобы, поступавшие на Патерсона с разных сторон, заставили обратить внимание правительства на колонию Каррас. Оказалось, что Высочайшее утвержденное 15 декабря 1828 г. положение Комитета министров об устройстве колонии осталось неисполненным и, как доносил генерал-лейтенант А.А. Вельяминов барону Г.В. Розену (АКАК, т.VIII, № 231), останется таковым до тех пор, пока Патерсон будет участвовать в управлении делами колонии.
Вследствие представления барона Г.В. Розена о необходимости переустройства Шотландской колонии и отстранении Патерсона, состоялось в1835 г. положение Комитета министров, которым было постановлено: Патерсона, за беспорядки и притеснения колонистов, удалить из колонии; воспретить членам ее всякие миссионерские действия; всем членам колонии, не исключая и переселенцев из Саратовской губернии, отвести по 60 десятин (65,55 га – ред.) на семейство (АКАК, т. VIII, № 233).
Так закончился почти 25-летний период тревог и неурядиц в Каррасе. Нельзя сомневаться в том, что энергичное вмешательство власти в дела колонии вызвано было отчасти желанием удержать на месте трудолюбивых немецких колонистов, представлявших необходимый элемент для только что образованного города Пятигорска.
В момент вступления Шотландской колонии в новый период существования, т.е. в 1834 г., население ее составляли 34 семейства, в том числе 3 шотландских, 9 выкрещенных из горцев и 22 немецких колонистов из Саратовской губернии (рапорт генерала-лейтенанта Вельяминова барону Розену. АКАК, т.VIII, № 231). Так как Патерсон, согласно положению Комитета министров, был удален из колонии, то число шотландских семейств уменьшилось до двух.
Очевидно, что колония, в которой шотландцы составляют самое незначительное, можно сказать, незаметное меньшинство, не может быть показываема на современной этнографической карте, как пункт, населенный шотландцами. Этнограф Александр Риттих (1831-после1914), показавший на своей карте в этой колонии 500 шотландцев, был, конечно, введен в заблуждение названием колонии, которая, действительно, и до сих пор называется Шотландскою. Но название это, как показывает все изложенное, в настоящее время имеет только исторический, а не этнографический смысл.
Указанные выше документы в Актах Кавказской Археографической Комиссии закончились пока командованием в Кавказском крае Паскевича. Поэтому мы не имеем подробных сведений о движении народонаселения в Каррасе после 1834 г. Некоторые данные о составе населения Карраса в 1856 г. и образе жизни ее колонистов находятся в сочинении Ф.А. Баталина «Пятигорский край» (в 2-х томах, СПб, 1861). В 1856 году в колонии считалось (т. 2, стр. 8) жителей - мужчин 153, женщин 154, а всего 307. Главную массу составляли немцы, а из прежних шотландских миссионеров оставался в живых только один Галловей. Крещеных кабардинцев было 6, все женаты были на немках; они носили английские имена и фамилии (Вальтер Буканан, Аберкромби, Давидсон и т.д.).
По словам Ф. Баталина, Галловей имел в 1856 г. от роду 80 лет. Можно думать, что в то время, когда была издана «Этнографическая карта» А.Ф. Риттиха, его уже не было в живых, и потому составитель карты лишен был даже последней опоры в своем мнении о шотландском происхождении нынешних колонистов Шотландской колонии.
Приведем, для полноты, еще два свидетельства о немецком населении колонии Каррас. В сочинении доктора Семена Смирнова «Путеводитель к Кавказским минеральным водам» (Пятигорск, 1867 г.) читаем на стр. 93 (часть 1-я): «Каррас или Шотландка – первоначально колония шотландских миссионеров, а в настоящее время чисто немецкая, близкая родственница Сарепте». В «Списке населенных мест Терской области по сведениям 1874 года» (Тифлис, 1878 г.), составленном главным редактором Кавказского Статистического Комитета Н.К. Зейдлицем, под № 910 показана колония Каррас или Шотландка с 261 мужчиной и 266 женщинами и с отметкою в графе о народности – «немцы».
Заканчивая нашу заметку, прибавим, что интересующиеся первоначальной судьбой Шотландской колонии и особенно личностью и деятельностью одного из основателей ее достопочтенного Генри Брунтона, умершего в 1812 г., найдут любопытные сведения у Юлиуса Клапрота, посетившего колонию в 1807 году. (J. Klaproth: Voyage au Mont Caucase, Paris, 1823. Tome I, p. 258-261). Любопытно, что Клапрот, узнав, уже по возвращении из путешествия по Кавказу, о вселении в Каррас саратовских колонистов, высказал опасение, что колония утратит свое значение, как миссионерская станция, и превратится в промышленный пункт. Предсказание это подтвердилось вполне, как о том свидетельствует изложенный выше очерк истории колонии после появления переселенцев из Сарепты.

Последнее изменение
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Яндекс.Метрика
2011-2016 © LutheranWorld.RU Все права защищены. Использование материалов публикаций возможно только при наличии открытой гиперссылки на сайт LutheranWorld.RU в начале публикации