A+ A A-

Макание и лютеранское вероисповедание

Оцените материал
(1 Голосовать)
Уже в первые века, к примеру, многие полагали, что пить вино из чаши позволительно, а вот освящённую облатку они брали с собой домой, чтобы употребить её после. Уже в первые века, к примеру, многие полагали, что пить вино из чаши позволительно, а вот освящённую облатку они брали с собой домой, чтобы употребить её после.

«Возлюбленные в Господе братья и сестры,
сердечно приветствую вас Словом Св.Писания от пророка Исайи: «Приготовьте путь Господу, ибо Господь Бог грядет с силою!».

В Одессе 9-10 декабря прошла теологическая конференция. На ней, среди прочих, обсуждался вопрос о лютеранской традиции практики принятия Св.Даров Таинства Алтаря во время Причастия. В Приложении находится главный доклад с комментариями по данной теме, подготовленный пастором общины г.Луцк Игорем Тараненко, который предлагается конференцией для обсуждения в общинах.
Надеюсь, вам будет интересно обсудить некоторые тезисы в наших общинах.
С наилучшими пожеланиями,
ваш во Христе,
еп. С.Машевски»

Макание и лютеранское вероисповедание
Мартин Вильборг

Из: „Lutherische Beitr?ge“ 2/2008
Интинкция (intinctio), или макание стало в последние десятилетия весьма распространённым способом причащения. Получая из рук пастора евхаристическую облатку, причащаемый, реже сам пастор, макает её в чашу, не отпивает из неё, а получает немного вина, которого хлебная облатка смогла впитать в себя.
Существуют некоторые чисто рациональные доводы, которыми пытаются обосновать и оправдать такой способ причащения. Одним из них, например, является желание избежать контакта с инфекционными болезнями (1*). Другим доводом нередко является боязнь пролить хотя бы малую каплю Крови Господа Иисуса на пол и подвергнуть её попранию и надругательству (2*). Ниже мы исследуем и дадим оценку явлению макания с точки зрения Священного Писания и вероучения Евангелическо-Лютеранской Церкви .

1. Священное Писание
При оценке данного явления необходимо, прежде всего, обратить внимание на свидетельство самого Священного Писания. Самыми главными и важными для нас являются слова установления святого Таинства Вечери Господней, которые мы находим в четырёх местах Библии (от Матфея 26, 26 – 28; от Марка 14, 22 – 24; от Луки 22, 19 – 20; 1-е Коринфянам 11, 23 – 25). Из слов евангельского свидетельства ясно следует, что в вечер первого Причащения ученики именно пили из чаши, и что Сам Господь Иисус повелел им именно пить из чаши.
Что касается Апостола Павла, то он говорит, что от Самого Господа принял заповедь есть от хлеба и пить из чаши. Слова этого предания Господня он приводит в своём послании, которое он адресует не просто и не только какой-нибудь одной избранной церкви, но всем церквам, а значит всей Церкви в целом, как написано: «Церкви Божией, находящейся в Коринфе, освящённым во Христе Иисусе, призванным святым, со всеми призывающими имя Господа нашего Иисуса Христа, во всяком месте, у них и у нас» (1-е Коринфянам 1, 2). Также мы можем увидеть, что в одиннадцатой главе своего послания Павел неоднократно неразрывно связывает ядение от хлеба с питием из чаши. Например, в стихе 26 написано: «Ибо всякий раз, когда вы едите от хлеба сего и пьете из чаши сей, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет». Эту часть нашего исследования можно с уверенностью завершить утверждением, что макание никак не согласуется и не соответствует установлению святого Таинства Вечери Господней и заповеди Спасителя Иисуса: «Пейте из неё все» (от Матфея 26, 27).
2. Лютеранские вероисповедальные книги
Я хотел бы пойти ещё дальше, чтобы увидеть, как же именно лютеранское вероисповедание относиться к практике макания вместо заповеданного пития из чаши. Естественным будет обратиться сперва к вероисповедальным трудам Книги Согласия и тому, чт? они говорят на эту тему. Но прежде я должен сказать, что не нашёл в них ни единого упоминания или рассуждения на заданную тему. Вместо этого в них очень подробно обсуждается вопрос преподания Таинства Вечери Господней в обоих видах (sub utraque), т.е. хлебом и вином. В своё время в римско-католической церкви пришли к тому, чтобы причащать мирян только лишь освящённым евхаристическим хлебом. А пить из чаши могли только лишь священники. В Аугсбургском Вероисповедании (1530) Филипп Меланхтон называет подобную практику злоупотреблением и искажением изначального установления Христова, которое одним из первых было преодолено и устранено в церквах лютеранской реформации. Реформаторским аргументом для этого были слова установления Самого Господа Иисуса: «Пейте из неё все!!!»: «Вот, Христос ясными словами даёт нам заповедь о чаше и говорит, чтобы все мы пили из неё. И пусть никто не сомневался в этих словах и по-своему истолковавает их так, как если бы эта заповедь касалась только священников. Павел чётко говорит, что всё собрание церкви в Коринфе должно причащаться в обоих видах». В Апологии Аугсбургского Вероисповедания Меланхтон продолжает развивать эту тему дальше. Согласно завету и установлению Господа Христа святое Таинство Причащения должно отправляться хлебом и вином, и преподаваться в обоих видах для всех в Его Церкви. Никому не позволено менять завещание человека! «Как же можно допустить изменение и искажение Христова завета???» Причащение в двух видах всегда и неизменно отправлялось в церквах восточного православия, а также использовалось и в латинских церквах, о чём ясно свидетельствуют такие отцы Церкви, как Киприан и Иероним.
Меланхтон опровергает те доводы, которые приводились римской стороной для оправдания причащения мирян только лишь одним хлебом. Одним из таких было утверждение, что достоинство священнического сословия, якобы, больше и выше достоинства простых мирян. Но как это, так и многие другие доводы и обоснования, всего лишь простые человеческие рассуждения, которые не имеют основания во слове Священного Писания. Другим аргументом был страх и боязнь того, что что-нибудь из содержимого чаши может пролиться на пол и тем оскверниться. Однако при всей важности аккуратного и благоговейного отправления Таинства, отвечал реформатор, это никак не может быть основанием, чтобы хоть как-нибудь изменить или упразднитьпервоначальное установление Самого Господа Христа.

3. Мартин Хемнитц
Несмотря на то, что в вероисповедальных книгах реформации не уделяется внимание именно вопросу макания, Мартин Хемниц, брауншвейгский супереинтендент и один из главных соавторов Формулы Согласия (1577), одного из главных лютеранских вероучительных документов, подробно рассматривает его в своих трудах. Хемниц был автором трудов об Ипостаси Богочеловека Иисуса Христа, важных для лютеранского учения о Таинстве Вечери Господней, а также объемного академического исследования положений и канонов Тридентинского собора Римской церкви 1546 – 1563 (examen concilii tridentini), который, по сути, канонизировал раскол западноевропейских христианских церквей и подверг анафеме библейское учение св. Апостола Павла о том, что человек спасается и оправдывается пред Богом только благодатью по вере ради Иисуса Христа и без участия делами со стороны человека.
Интересно то, что своё богословское исследование о макании Хемнитц разместил в разделе о преподании Таинства в двух видах. Это значит, что он рассматривает макание как попытку лишить мирян чаши Господней, о которой Сам Спаситель сказал нам: «Пейте из неё все».
Хемниц приводит целый ряд примеров из истории Церкви, говорящих о том, что чистота отправления святого Таинства Вечери Господа Иисуса искажалась из-за отсутствия возможности полного причащения евхаристическим хлебом и вином.
Уже в первые века, к примеру, многие полагали, что пить вино из чаши позволительно, а вот освящённую облатку они брали с собой домой, чтобы употребить её после. Такая практика была запрещена поместным синодом в Толедо в 390 году.
Приблизительно в 440 году манихейская секта гностиков решила вообще обходиться без вина. Они утверждали, что Иисус был только лишь кажущимся, а не настоящим человеком (докетизм), и поэтому Его Тело было бескровным. Интересно также и то, что во всех остальных церквах оправление Таинства без вина мгновенно стало признаком манихейской ереси (3*).
В качестве третьего примера Хемниц приводит различные суеверия и секты 490 года, которые отказывались от чаши во время Причащения.
В-четвёртых, реформатор говорит, что макание использовалось сперва в ситуации нужды для причащения больных и детей. Но после были попытки сделать его обязательным, что было решительно отвергнуто папой Юлием I (337 -352) в его послании египетским церквам. Это обращение римского епископа было принято за основу поместным синодом в Браге (Португалия) в 580 году. В частности в этом послании говорилось, что преподание вина только посредством макания в чашу «… противоречит Божественному порядку, выступает против апостольского установления, а также противится евангельскому и апостольскому учению, церковному преданию и обычаю». Мартин Хемниц добавляет: «Размышления и рассуждения человеческий разума и интеллекта так часто приводили к отклонениям от того образа святого Таинства Вечери Господней, который предписан Самим Единородным Сыном Божиим. Но во все времена в Церкви были люди, которые берегли и сохраняли во всей полноте и чёткости это Божие установление и защищали их от всех злоупотреблений и критических осуждений со стороны разума».
Но, несмотря на это, макание всё больше распространялось, так что уже Фома Аквинский (1225 – 1274) отмечал, что во многих церквах наблюдается, что Кровь Христова не преподаётся народу, а только священникам, которые, якобы, слыли для этого более аккуратными и осторожными.
4. Заключение
Из всего вышесказанного со всей чёткостью и ясностью выходит, что макание для отца-реформатора Церкви Хемница, котрого за его вклад в дело реформации Церкви называли «вторым Мартином», практически лишает Таинство чаши Господней. А святая Вечеря Христова без чаши благословения – это причащение только в одном виде (sub una) и противоречит заповеди установления Господнего. Именно поэтому оно отвергалось как ранней Церковью, так и лютеранской реформацией. По этой же самой причине оно должно отвергаться и нами.

ПРИМЕЧАНИЯ к «Макание и лютеранское вероисповедание»:

(1*) Следует отметить, что сам страх заразиться какой-либо болезнью во время причащения Таинством Алтаря намного больше, чем это вообще в действительности возможно. Во-первых, во время приготовления евхаристических даров, а также в момент преподания самого Таинства соблюдаются (и должны соблюдаться) все необходимые нормы гигиены. После каждого глотка чаша проворачивается, так что следующий причащаемый получает ещё нетронутый её край. Для того, чтобы всё это было возможно, церковь причащается отдельными небольшими группами по 4, 6 или 8 человек, которые называются «трапезами». Там, где причащение происходит бoльш?ми группами, используется, как правило, две освящённые чаши. Причащение б?льшими трапезами просто не рекомендуется, так как использование б?льшего числа чаш будет противоречить сказанному в Писании о «единой чаше». После каждой трапезы края освящённого сосуда тщательно обрабатываются и очищаются. Если кто-то из причащаемых,всё же, настаивает на макании, то это следует предварительно обсудить с пастором, который во время причащения сам (!!!) опустит облатку в чашу и даст её причащаемому. Если же каждый из причащаемых, придя в церковь с улицы, будет самостоятельно опускать свою руку в чашу, то это будет, скорее, что угодно, но только не соблюдение норм гигиены. Причащаемым также рекомендуется не прикасаться собственными руками к чаше в момент причащения, за исключением тех случаев, когда из-за различного роста прихожан необходимо «помочь» пастору преподать чашу. В холодное время года следует выходить к Алтарю для причащения без верхней одежды и уж, конечно, не брать с собой всю ту ручную кладь и сумки, с которыми человек по той или иной причине пришёл в церковь. Женщинам настоятельно рекомендуется воздерживаться от губной помады, которая неизменно оставляет свой след на краях чаши, что также никак не способствует соблюдению норм гигиены. К тому же это приводит к очень быстрому изнашиванию евхаристических салфеток. Пасторам настойчиво рекомендуется следить за чистотой и опрятностью своих рук, тщательно мыть их непосредственно перед началом Богослужения и следить за тем, чтобы они не пахли ни средством после бритья, ни парфюмированным мылом, ни табаком, если служитель, вдруг, курит сигареты. Во-вторых, с духовной и богословской точки зрения следует ответственно сказать, что Причащение как Таинство истинного Тела и истинной Крови предвечного Единородного Сына Божия, единосущного с Отцом и Святым Духом, несёт собою исключительно только лишь прощение грехов, блаженство и жизнь вечную. Оно – съестное спасение!!! И это единственное, что следует ожидать от Таинства и верою по слову Христову искать в нём. А болезни, немощи и даже смерть, как пишет св. Апостол Павел (1-е Коринфянам 11, 23 – 30), несет с собой не нарушение норм гигиены, а только лишь недостойное причащение, заключающееся в неверии человека и, как следствие, в его неспособности различать Тело и Кровь Спасителя, а также то, для чего и с какой целью Сам Бог во Христе установил это Таинство в Церкви и повелел совершать его в Свое воспоминание, доколе Он придет. Причиной болезней становимся скорее мы сами в своём равнодушии и неверии! Не в последнюю очередь вина и ответственность за такое состояние дел ложится на пасторов церковных приходов, которые нередко «экономят» на евхаристическом наставлении своих прихожан, а также и тех, которые как епископы поставлены в Церкви блюсти чистоту учения и наставления, и не допускать ядения и пития Таинства себе в осуждение.
(2*) Из многократных наблюдений за тем, как именно отправляется Таинство во многих церковных приходах, можно сказать, что макание скорее способствует безответственной небрежности, нежели благоговению и достойному причащению. Вряд ли когда-либо ещё можно увидеть такое количество пролитых на пол капель, по которым после ступают и топчутся ногами. Нет и не может быть благословения для той церкви, где пресвятое Таинство Единородного Сына Божия отправляется и преподаётся с такой небрежностью, с отсутствием благоговения и любви кo Cвятому!
(3*) Вопрос использования других элементов (виноградного сока, воды и т.п.) не имеет прямого отношения к вопросу макания, но было бы не только интересно, но полезно рассмотреть и исследовать причины этого «постманихейского» по своей природе явления в церквах.

(4*) Предложенное исследование Мартина Вильборга может оказать большую помощь, так как причина, по которой очень многие в наших церквах предпочитают именно макание как способ причащения, до удивления нелепа и носит характер банального и неосознанного подражания многочисленным гостям из Западной Европы. Подражая, таким образом, человек нередко абсолютно уверен, что он в точности соответствует исповеданию Лютеранской церкви. Здесь мы вновь наблюдаем дефицит евхаристического наставления и проповеди на местах.
Вопрос макания для зависимых является отдельной темой…

Последнее изменение
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Яндекс.Метрика
2011-2016 © LutheranWorld.RU Все права защищены. Использование материалов публикаций возможно только при наличии открытой гиперссылки на сайт LutheranWorld.RU в начале публикации