Титу 3,4-8

Оцените материал
(0 голосов)

Вторая Рождественская проповедь, прочитанная Мартином Лютером на Утреннем богослужении в день Рождества. (Послание к Титу 3:4-8). Из церковной постиллы 1522-го года

Исходный текст взят из открытых источников. Перевод на русский язык: Евгений Терехин. Все права на русский перевод перевод принадлежат фонду "Лютеранское наследие".

ПОЛУЧЕННУЮ БОЖИЮ БЛАГОДАТЬ НЕОБХОДИМО ОТДАВАТЬ

1. Данный фрагмент из апостольского Послания утверждает тот же принцип, что изложен в заключение евангельского урока о том, как быть довольным, иметь добрую волю и любить ближних. Сущность данного текста состоит в следующем: почему мы должны отказывать другим в том, что для нас сделал Бог; ведь Его благословений мы достойны в гораздо меньше степени, чем окружающие люди – наших? Коль скоро Бог был к нам дружелюбен и благ, даровав нам Свою милость, давайте же и мы поступать так же по отношению к ближним, даже если они того недостойны, ибо мы ничуть не достойнее их.

2. Для глубокого понимания сего фрагмента необходимо знать контекст Павловых высказываний. В стихах, идущих непосредственно перед нашим фрагментом, Павел говорит Титу, своему ученику: «Напоминай им повиноваться и покоряться начальству и властям, быть готовыми на всякое доброе дело, никого не злословить, быть не сварливыми, но тихими, и оказывать всякую кротость ко всем человекам. Ибо и мы были некогда несмысленны, непокорны, заблудшие, были рабы похотей и различных удовольствий, жили в злобе и зависти, были гнусны, ненавидели друг друга».

Заметьте, что Павел здесь указывал на взаимоотношения с Богом и людьми. Он хотел, чтобы мы повиновались всякому начальству и были добрыми ко всем человекам. Хотя наши ближние могут быть слепыми, заблудшими и нечестивыми, мы все равно должны быть милостивыми к ним в своем суждении и охотно стараться угождать им, памятуя о том, что и Бог проявил к нам такую же доброту, когда мы были подобными им.

3. Слово «явилась», подразумевающее откровение Евангелия или явление Христа всему миру, в достаточной мере было определено в предыдущем уроке по посланиям. Несмотря на то, что там оно относилось к Рождеству Христову, это никак не влияет на значение сего термина. Павел не употребляет здесь слово «благодать», в отличие от того фрагмента, но описывает Бога благодати двумя другими сладкозвучными терминами – «благожелательность и человеколюбие» (В русском переводе Евангелия слово «сhrestotes» переведено как «благодать», однако Лютер основывает свое толкование на оригинале, – Прим. ред.). Первое слово, по-гречески «сhrestotes» (благожелательность), подразумевает то любезное и дружелюбное отношение, которое делает человека привлекательным для окружающих, в результате чего его общество оказывает на людей благотворное действие, привлекая всех в круг его любви и теплоты. Такой человек может ладить со всеми. Он не склонен никем пренебрегать или грубо отталкивать кого-либо. Каждый может быть в нем уверен. Любой может подойти к нему и начать общаться. Он подобен Христу, Которого Евангелие изображает неизменно дружелюбным ко всем без исключения, никого не отвергающим, но всех принимающим.

4. Так же и Бог являет Себя в Евангелии совершенно дружелюбным и человеколюбивым, приемлющим всех и не отвергающим никого. Он не смотрит на наши пороки и ни одну душу не отвергает с суровостью. Евангелие возвещает одну только благодать, которой Бог поддерживает нас и через которую Он нежно и осторожно ведет нас, невзирая на наше недостоинство. Таков день благодати. Ныне любой человек может дерзновенно приступать к престолу благодати, о чем сказано в Послании к Евреям 4:16. В Псалме 33:6 мы читаем: «Кто обращал взор к Нему, те просвещались, и лица их не постыдятся». Бог не позволит нам просить Его впустую или уходить от Него с пустыми руками и в постыжении.

5. Второе слово, по-гречески «philanthropia» (человеколюбие), означает любовь к роду человеческому. Алчность – это любовь к деньгам. Давид (2 Цар. 1:26) также упоминал о любви к женщинам. Естествоведы называют некоторых животных – собаку, лошадь и дельфина – филантропическими или человеколюбивыми, потому что им от природы свойственно испытывать любовь и привязанность к человеку; они приспосабливаются к человеку и служат ему, как если бы они были наделены разумом, дающим им понимание человека.

6. Сие отношение любви к роду человеческому Апостол приписывает здесь нашему Богу. То же самое сделал Моисей во Второзаконии 33:2-3, где он сказал о Боге: «Одесную Его огнь закона. Истинно Он любит народ». Эта цитата показывает, что Бог не просто являет через Евангелие Свое доброе отношение, желая привлечь к Себе людей и быть снисходительным к их недостаткам; Он дает им Себя, дарует им Свое присутствие и простирает к ним Свою благодать и дружбу.

7. Сии два слова, описывающие Бога, «благодать и человеколюбие», воистину слова сладчайшие и утешительные. Они представляют Бога дающим благодать, ищущим нас, желающим милостиво принять всех, кто приходит к Нему с желанием. Разве мог бы Он сделать что-то большее? Смотрите же, по какой причине Евангелие названо милостивой и утешительной вестью о Боге, открывшемся во Христе. Может ли бедная, греховная душа счесть большей милостью что-либо кроме того, что сказано в сих словах? О, как ужасно дьявол извратил сии чистые слова Божии посредством папских законов!

8. Сии два слова следует принять в их полном и развернутом смысле. Здесь нет никакого лицеприятия, вопреки мирским правилам, ибо Божие человеколюбие и благодать не приобретаются человеческими заслугами. Они приобретаются только благодатью Божией и даруются всякому, кто именуется человеком, каким бы незначительным он ни был. Бог предпочитает не то, что свойственно одному человеку, а то, что свойственно для всех. Он не лицеприятен, а добр ко всем. Посему достоинство человека сохраняется неповрежденным, но никто не может хвалиться своими заслугами; кроме того, никому не нужно отчаиваться из-за своего недостоинства. Весь род человеческий может утешиться незаслуженной благодатью, которую Бог милосердно и по своему человеколюбию предлагает и дарует каждому.

Если бы существовал какой-то достойный награды человек или дело, достойное внимания, это воистину послужило бы веским обоснованием для приверженцев «дел праведности». Однако Павел решительно отверг сию мысль, говоря: «Не по делам праведности, которые бы мы сотворили». Сколько же меньше у нас оснований думать, будто благодать и человеколюбие Божие явились благодаря человеческой мудрости, силе, благородству, богатству или цвету волос! Ибо благодать, упраздняющая всю нашу похвальбу собственным достоинством, и приписывающая славу одному Богу, Который безвозмездно изливает ее на недостойных, чиста и велика.

9. Сие послание далее внушет два других принципа: упование и любовь, получение благодати от Бога и дарование благодати своим ближним. Всё Писание утверждает сии два принципа, и осуществление одного невозможно без осуществления другого. Тот, кто не верует твердо в Божественную благодать, воистину не станет оказывать милость своему ближнему, но будет нерасторопен и равнодушен по отношению к нему. Его желание и усердие в служении ближнему будут прямо пропорциональны силе его веры. Итак, вера зажигает любовь, а любовь укрепляет веру.

10. Итак, мы видим, что не можем ходить верой, когда самонадеянно полагаем, будто мы в состоянии достичь благости и счастья какими-либо другими делами, кроме служения ближним. Ежедневно в мире изобретается столько новых дел и учений, что всё, напоминающее истинное отношение к добродетельной жизни, совершенно уничтожается. Однако факт остается фактом: все христианские учения и деяния, вся христианская жизнь суммированы в этих двух принципах: вера и любовь. Они помещают человека посередине между Богом и ближним, дабы принимать на небесах и расточать на земле. Таким образом, христианин становится сосудом или, скорее, каналом, по которому непрестанно льется поток Божиих благословений по направлению к другим людям.

11. Запомните мои слова, истинно Божиими людьми являются те, кто получает от Бога всё даруемое Им во Христе, и в ответ уполномочивают себя самих творить благодеяния, совершая для других то, что Бог совершил для них. Псалом 81:6 здесь как раз к месту: «Я сказал: вы – боги, и сыны Всевышнего – все вы». Все мы – сыны Всевышнего через веру, которая делает нас наследниками Божественных благословений. Но, кроме того, мы – «боги» благодаря любви, которая делает нас благотворителями своих ближних. Природа Божества в том, чтобы творить добро, или, как сказал здесь Павел, проявлять благодать и человеколюбие, ежедневно изливая преизобильные благословения на всю тварь. Сему мы и являемся свидетелями.

12. Смотрите же, чтобы вам воистину воспринять сие учение, представляющее любовь и человеколюбие Божие всем человекам. Ежедневно упражняйтесь в них, ничуть не сомневаясь в Божией благости и любви к вам, и вы познаете Его благословения. И тогда вы можете с полной уверенностью просить у Бога, чего ни пожелаете, всего, чего просит сердце, и что необходимо для вашего блага и для блага ближнего. Но если вы не веруете подобным образом, для вас было бы лучше никогда не слышать сие учение. Ибо неверием вы делаете сии драгоценные, утешительные и милосердные слова ложью. Вы поступаете так, как если бы вы почитали их неправдой, а такое отношение – величайшая хула на Бога; едва ли можно совершить более тяжкий грех.

13. Если же вы имеете веру, то сердце ваше не может не ликовать в Боге, не становиться свободнее, увереннее и смелее. Ибо как может сердце оставаться печальным и унылым, если оно ничуть не сомневается в благодати Божией, в Его дружелюбном отношении к нему? С Богом оно может безмятежно и свободно наслаждаться всяким благословением. Такие радость и удовольствие неизбежно следуют за верой. Если же их нет, то, несомненно, что-то неладно с нашей верой. Сей акт веры Апостол назвал в Послании к Галатам «принятием Святого Духа» в Евангелии и через него. Евангелие – это Весть о любви и милости Божией, милости столь великой, что вместе с ней Бог даровал проповеднику и слушателю присутствие Святого Духа, подобно тому, как лучи солнца приносят с собой его жар.

14. Как мог Павел донести любовь и благодать Божию лучше, чем в сих словах? Я осмелюсь сказать, что я никогда не читал во всём Писании слов, которые бы выражали благодать Божию более прекрасно, чем эти: «сhrestotes» и «рhilanthropia», дружелюбие и человеколюбие. Они представляют благодать не только в том смысле, что нам даровано отпущение грехов, но и в том смысле, что Бог отныне неизменно пребывает с нами, объемлет нас свою дружбой и всегда с готовностью помогает нам, всегда предлагая исполнить все желания наши. Короче говоря, Он поступает с нами, как добрый и сердечный друг, к которому мы можем обратиться за любой поддержкой и помощью. Представьте в своем воображении искреннего друга, и вы получите хоть какое-то представление о Божием отношении к вам в лице Иисуса Христа; впрочем, сей образ будет весьма несовершенным отображением преизобильной благодати Божией.

15. Итак, если вы твердо веруете, если радуетесь в Господе Боге, если вы воистину живы и Его благодати довольно для вас, если нужды ваши восполнены, то как вы будете вести себя в этой земной жизни? Бездействовать вы не сможете. Такое отношение любви к Богу не позволит вам сидеть, сложа руки. Ваше рвение будет побуждать вас делать всё, что, как вам известно, послужит к славе и похвале благого и милосердного Бога. И здесь уже нет никакого различия в делах. Здесь все заповеди прекращают свое существование. Здесь нет ни ограничений, ни принуждения – только радостное желание и удовольствие в добродетели, вне зависимости от того, незначительна намеченная цель или сложна, мала или велика, требует мало времени или усердного служения.

16. Вашим первым желанием будет то, чтобы все люди обрели такое же знание Божественной благодати, какое есть у вас. Следовательно, ваша любовь ничем не будет ограничена, и вы сможете служить людям от всего сердца, проповедуя и возвещая Божественную истину, где только возможно, отвергая всякое учение и жизнь, противоречащую сему учению. Берегитесь, однако, ибо дьявол и сей мир, не желая, чтобы их уловки были отринуты людьми, не станут бездействовать, зная, что вы делаете. Они выдвинут против вас всё великое, ученое, богатое и могущественное мира сего и представят вас еретиком и безумцем.

Помяните мое слово, они приведут вас на крест за исповедание истины, так же, как они привели Господа Христа. И вам придется претерпеть крайнюю меру поругания. Вы должны поставить на карту всё свое имущество, друзей, честь, здоровье и жизнь, пока вы не перейдете из этой жизни в жизнь вечную. Посреди этих скорбей, однако, возрадуйтесь и переносите их с ликованием. Относитесь к своим врагам с предельной благожелательностью. Поступайте с ними по-доброму, всегда памятуя, что и вы некогда были подобными им в очах Божиих. Вера и любовь безусловно способны на это. Помните: истинная христианская жизнь – это та, которая делает для других то, что Бог соделал для нее.

17. Таков смысл апостольских увещеваний, когда он говорит нам, что благодать Божия явилась не для того, чтобы спасти нас ввиду нашей праведности. Напротив, если мы, будучи неправедными, были приняты по милости для наслаждения благословениями Божиими, несмотря на свое недостоинство и чудовищную греховность, то почему же мы должны удерживать благословения от других, которые много более достойны нашей помощи? Так не будем же удерживать сии благословения, нет, напротив, давайте будем истинными детьми Божиими, творя добро даже нашим врагам и злодеям. Ибо так поступал Бог и до сих пор поступает с нами, злодеями и врагами Божиими. Сие учение вполне соответствует учению Христову (Мф. 5:44-46): «А Я говорю вам: любите врагов ваших… да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари?»

18. Павел не просто решительно отверг нас за наши злые дела; он пошел дальше, сказав: «Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили». Он имел в виду те дела, которые мы сами почитаем благими, – нашу праведность в своих собственных глазах и в глазах других людей. Сии дела делают нас еще более неспособными получить благодать Божию, поскольку они сами по себе являются лукавыми, и поскольку мы совершаем двойной грех, взирая на них как на благо и полагаясь на них. Сие отношение воистину заслуживает неудовольствия Божия.

19. Аналогичным образом поступают и наши противники, которые, будучи неправы, тем не менее, противодействуют нам и утверждают, будто они поступают правильно. Сие, по большей части, возбуждает в нас гнев. Тем не менее, мы не должны отказывать им в милости. Ибо Бог, исключительно ради Своей милости, не отказал нам в благодати, когда мы пребывали в том же заблуждении, что и они, по глупости воображая, будто все наши дела праведны. Он не воздал нам по нашей воображаемой праведности; так же и мы, в свою очередь, не должны воздавать нашим противникам по их заслугам или грехам, но обязаны помогать им из искренней любви, ожидая благодарности и воздаяния не от них, а от Бога. На этом закончим краткий обзор сего фрагмента.

20. Теперь давайте рассмотрим слова, которыми Павел определяет благодать и подтверждает ее необходимость. Во-первых, он превозносит ее, отвергая всю нашу праведность и добрые дела. Мы не должны заключать, что он отвергает здесь нечто незначительное. Праведность – величайшее достижение человека на земле. Если бы все люди на земле решили объединить свои усилия, дабы достичь мудрости и добродетели своим естественным разумом, знаниями и свободной волей, – как, например, мы читаем о прославленных добродетелях и мудрости некоторых языческих учителей и князей, о Сократе и Траяне и других, которым весь мир аплодирует, как письменно, так и устно, – если бы все люди на земле сделали это, тем не менее, сия мудрость и добродетель была бы в очах Божиих не более, чем грехом, достойным всяческого осуждения. И вот в чем причина: сии добрые дела не совершаются благодатью Божией. Их свершитель не знает Бога и не славит Его, совершая свое дело. Напротив, он почитает сии дела плодом своих собственных способностей. Праведность, однако, прививается не иначе, как благодатью, через Евангелие.

Павел хвалился тем, что некогда вел безупречную жизнь и преуспевал в иудействе более многих «сверстников в роде его» (Гал. 1:14), и самонадеянно помышлял, что поступает правильно, истребляя христиан, отвергавших подобное благочестие. Однако, познав Христа, он объявил, что вся его праведность – лишь сор и отбросы, дабы ему пребывать не со своею праведностью, но с тою, которая через веру во Христа, о чем он подробно говорил в Послании к Филиппийцам 3:9 и Галатам 1:14.

21. Итак, Павел отверг всякое превозношение свободной волей, всей человеческой добродетелью, праведностью и добрыми делами. Он заключил, что все сии вещи – ничто, они всецело повреждены грехом, какими бы блестящими и достойными они ни казались. Он учит нас, что мы спасаемся исключительно по благодати Божией, которая действенна для всех верующих, имеющих желание сей благодати, если оно проистекает из правильного понимания своей греховности и ничтожности.

22. Совершенно необходимо, чтобы мы научились верно истолковывать учение Писания о двух видах праведности. Есть человеческая праведность, на которую Павел ссылается здесь и в прочих местах, и есть Божественная праведность или благодать Божия, которая оправдывает нас через веру. Павел выражает сие следующим образом в конце данного фрагмента: «Чтобы, оправдавшись Его благодатью, мы по упованию соделались наследниками вечной жизни». Смотрите, благодать Божия и праведность становятся нашими; мы говорим «праведность Божия», потому что Он дарует ее нам, а «наша праведность», потому что мы получаем ее.

В Послании к Римлянам 1:17 Павел сказал, что, согласно Евангелию, правда Божия приобретается верой, «как написано: праведный верою жив будет». Также об Аврааме свидетельствуется в Бытии 15:6: «Аврам поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность». Итак, Писание утверждает, что никто не оправдывается пред Богом, кроме того, кто верует; обратите внимание на только что приведенную цитату и на другую, которую Павел взял из пророка Аввакума (2:4): «Праведный верою жив будет». Так, вера, благодать, милость и истина суть одно; и сие производится в нас Богом через Евангелие Христово, как написано: «Все пути Господни – милость и истина» (Пс. 24:10).

23. Мы ходим «путями Господними», и Он пребывает в нас, когда мы соблюдаем Его заповеди. Чтобы путь был Божиим, он должен лежать через милость и истину Божию – не через наши способности и силы, ибо сей путь есть путь гнева и лжи в очах Господних. Как сказано у Исаии (55:9): «Ибо как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей ваших». Другими словами, «Ваши пути земные и недейственные; вы должны ходить Моими, небесными путями, если желаете спастись».

«Он спас нас… по Своей милости»

24. Как же могут сии слова, гласящие, что мы уже спасены, быть истинными? Разве мы не на земле, посреди скорбей? Отвечу: сие утверждение сформулировано так, а не иначе, для того, чтобы подчеркнуть силу Божией благодати и природу веры в противовес порочным и самоправедным людям, пытающимся стяжать спасение своими собственными делами, как если бы оно не было близко, у дверей. Впрочем, спасение достигается не так. Христос спас нас однажды и навек, однако соделал сие двояким образом: во-первых, Он совершил всё необходимое для нашего спасения: победил и уничтожил грех, смерть и ад, не оставив ничего незавершенным. Во-вторых, Он даровал нам все сии благословения в Крещении. Кто твердо верует в то, что Христос совершил эти вещи, тот во мгновение ока, немедленно обретает спасение. Все его грехи, а также существование смерти и ада отныне удалены. Для спасения не требуется ничего, кроме подобной веры.

25. Запомните, Бог изливает на нас в Крещении преизобильные благословения для той самой цели, чтобы упразднить всякие дела, которыми человек, по своему безумию и самонадеянности, пытается заслужить небеса и обрести счастье. Поистине, возлюбленные мои, прежде вы должны обрести небеса и спасение, и только потом вы сможете творить добрые дела. Делами нельзя заслужить небеса; небеса даруются нам исключительно по благодати. Добрые дела должно совершать безо всякой мысли о заслугах, исключительно ради ближнего и для славы Божией, доколе тело наше не освободится от греха, смерти и ада. Вся жизнь истинного христианина после Крещения есть не что иное, как ожидание того самого спасения, которое уже принадлежит ему. Воистину он уже обладает всей полнотой вечной жизни, которая, впрочем, сокрыта в вере.

Когда при наступлении полноты времен вера упразднится, в верующем явится его спасение. Сие произойдет в момент физической смерти. Как написано (1 Ин. 3:2-3): «Возлюбленные! мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть. И всякий, имеющий сию надежду на Него, очищает себя так, как Он чист».

26. Посему да не введет вас в заблуждение человек самоправедный, пренебрегающий верой, отодвигающий ваше спасение далеко в будущее и принуждающий вас обретать его делами. Оно уже в вас, друзья мои, оно уже приобретено. Как сказал Христос (Лк. 17:21): «Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть». Посему жизнь после Крещения есть не что иное, как томление, стенание и ожидание того, что уже в вас, достижение того, ради чего вы уже достигнуты. Павел сказал в Послании к Филиппийцам 3:12: «Говорю так не потому, чтобы я уже достиг, или усовершился; но стремлюсь, не достигну ли я, как достиг меня Христос Иисус». То есть он жаждал узреть благословения, дарованные ему в ларце веры. Апостол страстно желал узреть те сокровища, которые Крещение даровало и гарантировало ему в вере.

В той же третьей главе Послания к Филиппийцам Павел сказал: «Наше же жительство – на небесах», то есть уже сейчас, «откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа, Который уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его». В Послании к Галатам 4:9, сказав: «Ныне же, познав Бога», Апостол напомнил сии слова и добавил: «Или, лучше, получив познание от Бога». Хотя обе эти вещи справедливы, всё же существует некоторая разница в их значении: мы познаны Богом, уже достигнуты Им, однако мы, со своей стороны, еще не познали Бога и не достигли Его. Наше знание сокрыто и запечатлено в вере.

И снова Апостол говорит нам (Рим. 8:24-25), что мы спасены в надежде; то есть наше спасение еще не явлено. «Надежда же, – говорит он, – когда видит, не есть надежда; ибо если кто видит, то чего ему и надеяться? Но когда надеемся того, чего не видим, тогда ожидаем в терпении». Также и Христос (Лк. 12:35-36) сказал: «Да будут чресла ваши препоясаны и светильники горящи. И вы будьте подобны людям, ожидающим возвращения господина своего с брака, дабы, когда придет и постучит, тотчас отворить ему». В предыдущем фрагменте из Послания (Тит. 2:12-13) Павел сказал: «Научающая нас, чтобы мы, отвергнув нечестие и мирские похоти, целомудренно, праведно и благочестиво жили в нынешнем веке, ожидая блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа».

27. Эти и подобные им фрагменты доказывают то, что мы спасены уже сейчас, и что христианин не должен обращаться к делам в качестве средства спасения. Лукавое учение о делах ослепляет глаза христианина, извращает верное понимание веры и принуждает его отступить от пути истинного и от спасения. Спасение по благодати подразумевается в словах: «Он спас нас… по Своей милости», – и снова в конце фрагмента, где сказано: «Чтобы, оправдавшись Его благодатью, мы по упованию соделались наследниками вечной жизни». Мы суть наследники, хотя сей факт и сокрыт в вере, и мы в надежде ожидаем явления нашего наследия.

28. Жизнь ожидания, которой мы должны жить после Крещения, должна поработить нашу плоть, явить силу благодати в борьбе с плотью, миром и дьяволом и, в конечном счете, произвести в нас способность служить нашим ближним и посредством проповеди и личного примера приводить их к вере. Хотя Бог мог бы обращать людей к вере посредством ангелов, Он избрал совершать сие через человека, через нас, дабы вера насаждалась и совершалась через более родственное посредство. Если бы ангелы постоянно пребывали среди нас, вера прекратила бы свое существование. Посредство ангелов не было бы столь родственным и близким нам по духу, как человеческое посредство, ибо мы знаем людей и понимаем их. Если бы мы все сразу после Крещения восхитились на небеса, кто обращал бы людей, приводя их к Богу посредством Слова и личного примера добродетели?

29. Тот факт, что мы расходуем так много средств в связи с чистилищем и, забывая веру, самонадеянно пытаемся обезопасить себя от сей перспективы, спасаясь от чистилища посредством добрых дел, несомненно указывает на то, что мы подпали под влияние дьявола и антихриста. Мы действуем так, как если бы наше спасение не было гарантировано, но мы должны были бы достигать его не верой, а иным способом. И всё сие явно противоречит Писанию и принципам христианства. Кто не принимает спасение по чистой благодати, независимо ото всех добрых дел, тот воистину никогда не получит его. А кто обращает свои добрые дела к своей собственной выгоде, желая послужить себе, а не ближнему, тот не делает никакого доброго дела вообще. Всё его учение лишено веры и является столь пагубным заблуждением и лукавством, что я желал бы, чтобы чистилище никогда не учреждалось в Церкви и не проповедовалось с кафедры, ибо оно чрезвычайно губительно для истины христианства и истинной веры.

Так велико влияние дьявола, что почти все учреждения, монастырские обряды, мессы и молитвы ссылаются только на чистилище, подводя нас к фатальному заключению, будто делами мы можем улучшить свое положение и гарантировать спасение. Таким образом, благословения Крещения и веры окутываются туманом, и христианин, в конце концов, превращается в сущего язычника.

30. О Господи Боже, какое неслыханное злодейство! В то время, как мы, подобно Христу и Павлу, должны учить христиан почитать себя после принятия Крещения и отпущения грехов готовыми к смерти в любую минуту и ожидать явления уже дарованного им спасения, мы, полагаясь на чистилище, учим их празднолюбивой безмятежности. Пребывая в сей безмятежности, они помышляют исключительно о земной жизни, не радея и не тревожась о деле спасения, доколе не окажутся на смертном одре, где они производят в себе печаль и покаяние и надеются посредством обрядов, заупокойных месс и завещаний освободиться от чистилища. Воистину они поймут свое заблуждение. Далее текст гласит:

«Банею возрождения и обновления Святым Духом».

31. Как великолепно Апостол превознес в сих словах благодать, дарованную нам Богом в Крещении! Он говорит о Крещении как об омовении, посредством которого очищаются не только наши ноги или руки, но всё тело. Крещение всецело и моментально очищает и спасает нас. Воистину мы спасаемся одной благодатью, без дел и заслуг с нашей стороны. Нас должны охватить чистая и бесконечная любовь, хвала и благодарность к милости Божией, и мы должны прославлять её. Мы не станем хвалиться и уповать на свои собственные силы или достижения, о чём уже не раз говорилось и что подробно разъяснялось.

32. Праведность человеческая, впрочем, представляет собой совершенно иное омовение – омовение одежды и сосудов, как сказано в отношении лицемеров в Евангелии от Матфея 23:25. Внешне они выглядят чистыми; внутри же исполнены всякой нечистоты. Павел назвал Крещение не омытием плотской нечистоты, но «банею возрождения». Оно не является внешним омовением, физическим омовением, но возрождает всю природу человека, уничтожая его первое рождение, плотское рождение со всем унаследованным грехом и осуждением.

Сей стих ясно отмечает, что спасение невозможно стяжать делами, ибо оно – мгновенный дар. В физическом рождении мы получаем не один член тела, например, руку или ногу, а всё тело и жизнь. Жизнь наша идёт не для того, чтобы осуществить наше рождение; напротив, она идёт потому, что мы рождены. Также и дела не делают нас чистыми и благочестивыми, и не спасают нас: сначала мы становимся чистыми и благочестивыми и принимаем спасение, а уж затем безо всякого принуждения совершаем добрые дела во славу Божию и на благо наших ближних.

33. Запомните, сие есть истинное знание и чистая благодать Божия. Именно так мы узнаём Бога и себя, восхваляем Его и отрекаемся от себя, ищем утешения в Нём и отчаиваемся в собственных силах. Сие учение – камень преткновения для тех, кто по самонадеянности принуждает людей искать спасения посредством законов, повелений и дел.

34. Ради более ясного понимания сего омовения и сего возрождения Павел добавил слово «обновление», потому что человек становится новой тварью, обладающей новой природой. Он – новая тварь с совершенно иными желаниями и помышлениями. Он любит иначе, говорит, действует и живет иначе, чем его ветхая природа. Апостол сказал (Гал. 6:15): «Ибо во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а новая тварь». И здесь мысль такая: нельзя просто исправить недостатки или наладить жизнь с помощью дел. Необходимо совершенно иное сердце, то есть природа человека должна быть полностью изменена. И тогда дела последуют естественным образом.

35. В отношении сего рождения Христос также возвестил (Ин. 3:3): «Если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия». Здесь мы узнаём, что дела не являются ответом на проблему; сам человек должен умереть и обрести иную природу. Сие происходит в Крещении, когда он верует, ибо сия вера и есть его обновление. Осужденные на вечную погибель также родятся заново в Последний День, однако их рождение будет лишено всякого обновления. Они останутся нечистыми, какими и были на земле в Адамовой жизни. Итак, сие омовение или возрождение делает человека новой тварью.

36. В различных местах Писания много сказано в отношении сего нового рождения. Бог называет Свое Слово и Евангелие чревом («matricem» и «vulvam») нового рождения: «Послушайте меня, дом Иаковлев и весь остаток дома Израилева, принятые Мною от чрева, носимые Мною от утробы матерней» (Ис. 46:3). То есть носимые «под сердцем», подобно тому, как женщины говорят о вынашивании детей. Кто верует в Евангелие, тот зачат и рожден Богом. Впрочем, подробнее об этом позже.

37. Мы видим, как все сии речения ниспровергают учение о делах и самонадеянные человеческие предписания, проясняя природу веры – то, как человек мгновенно и всецело получает благодать Божию и спасается, причем дела никак не споспешествуют ему в сем деле, но являются естественным плодом спасения. Спасение благодатью можно было бы изобразить весьма точно, если бы Бог произвел из сухого бревна живое, зеленеющее дерево, дерево, приносящее естественный плод. Благодать Божия могущественна и действенна. Вопреки фантазиям некоторых проповедников и их учению, она не лежит в душе человека в спящем состоянии; она не является необходимым дополнением к делам, как краска является дополнением к деревянной доске. Нет, вовсе нет; она несёт, ведёт, побуждает, привлекает и изменяет. Она производит в человеке всё и делает себя ощутимой. Хотя она и сокрыта, дела ее явны. Слова и дела свидетельствуют о её присутствии, как листья и плоды свидетельствуют о природе дерева.

38. Сделать веру не более, чем вспоможением или украшением добрых дел, как ошибочно и превратно сделали софисты Фома Аквинский и Дунс Скотт и другие, значит создать учение, в котором вера напрочь лишена своей истинной значимости. Ибо она не только споспешествует в совершении добрых дел, но и сама производит их. Более того, она изменяет и обновляет всё существо человека. Её цель – изменить характер человека, а не совершить через него дела. Она говорит о себе, что она – омовение, возрождение и обновление, впрочем, не только дел, но и всего человека.

39. Смотрите, здесь Павел открыто и полно возвестил благодать Божию. Он не сказал, что Бог спас нас по делам. Напротив, он во всеуслышание провозгласил, что Бог спас нас возрождением и обновлением Святого Духа. Исправлять недостатки с помощью дел – бесполезно; необходимо преображение всей нашей природы. Посему верующие должны страдать и умирать, прежде чем благодать явит себя и откроет свою природу. Смотрите, что говорил Давид в связи с этим: «Велики дела Господни, вожделенны для всех, любящих оные» (Пс. 110:2). Кто сии дела Господни? Мы, взысканные благодатью в Крещении. Мы – Его великие дела, новые твари, новорожденные чада. Воистину это великолепно – то, что человек спасается мгновенно, навсегда освобождается от греха, смерти и ада. Так, Давид говорил: «Вожделенны для всех, любящих оные», – то есть для тех, кто желает того, что Бог намеревается совершить через них. И Бог совершает всё, чего желают такие люди. Но чего же человек может желать больше, чем спасения, избавления от греха, смерти и ада?

40. И, наконец, Апостол назвал сие омовение «возрождением», «обновлением Святым Духом» для того, чтобы как можно лучше выразить могущество и действенность сей благодати. Сие омовение – нечто столь жизненно важное, что оно должно быть произведено не тварью, но Святым Духом. О, как всецело ты, Святой Павел, низверг свободную волю человека, добрые дела и великие заслуги тщеславных святых! Как высоко ты превознес наше спасение, и в то же время так приблизил его к нам! Воистину оно вошло внутрь нас. Как ясно и недвусмысленно ты учишь благодати. Пусть же дела совершаются и здесь, и там; обновление человека, преображение жизни возможно лишь посредством омовения и обновления Святым Духом.

41. Сей факт совершенно очевиден на примере людей самоправедных. Никто не проявляет столько нетерпения, самонадеянности, гордыни и безверия, как они. В своей адамовой природе, которую они одевают и украшают добрыми делами, они остаются непокорными, невозрождёнными, черствыми, ожесточёнными и упорствующими; их порочная природа остается порочной. Они творят лишь внешние дела. О, это люди пагубного влияния, и в очах Божиих они совершенно лишены благодати, хотя и мнят себя Его самыми близкими друзьями.

42. Учение Павла в данном фрагменте соответствует учению Христа в Евангелии от Иоанна 3:5, где Он сказал в отношении омовения возрождения: «Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие». Отметьте, что вода здесь соответствует омовению, рождение свыше – возрождению или обновлению, а Дух – Святому Духу, о Котором говорил Павел.

43. Отметьте здесь тот факт, что Апостол, по-видимому, ничего не знал о Таинстве конфирмации. Он, как и Христос, учил, что Дух Святой даруется в Крещении; в Крещении мы воистину рождаемся от Святого Духа. Действительно, мы читаем (Деян. 8:17) о том, как Апостолы возложили руки на новокрещёных, дабы те приняли Святого Духа. Сей момент был истолкован как достаточное основание для конфирмации, вместе с тем его настоящий смысл заключался в том, чтобы призвать Святого Духа в качестве внешнего свидетельства, а также дары языков для проповеди Евангелия. Впрочем, со временем сей обряд бы оставлен. Ныне он совершается только при ординации или посвящении на священническое служение, то есть на служение проповеди. Но и там он подвергается ужасным злоупотреблениям. Впрочем, подробнее об этом в другой раз.

«Которого излил на нас обильно через Иисуса Христа, Спасителя нашего».

44. Заметьте, Святой Дух не просто дан нам, но «излит»; более того, Он «излит обильно». По всей видимости, Апостол всячески пытался возвеличить благодать и ее действие, тогда как мы, увы, ценим ее слишком мало по сравнению с тем, как мы ценим дела. Для Бога было бы нелепостью излить на нас Духа в такой мере и при этом не ожидать от нас и в нас чего-то, через что мы могли бы получить оправдание и спасение; как если бы преизобильного Божественного деяния было недостаточно.

45. Если бы это было так, сие значило бы, что Павел говорил здесь необдуманно, и его можно было бы обвинить во лжи. Между тем он описал меру благодати, данную нам, столь подробно и преизобильно, что воистину никто не может полагаться на омовение возрождения чересчур – важность сего омовения поистине безгранична. Никто не может возложить на него слишком много упования, ибо всегда можно уповать больше. Ибо Бог сокрыл в Слове Своем и в вере слишком великие благословения, чтобы смертное бытие могло постигнуть и принять их, если бы они ныне явились. Когда приходит откровение, человек умирает; он оставляет сию жизнь, будучи поглощен благословениями, которые он ныне познал верой лишь в зачаточной мере. Посему мы более, чем преизобильно оправдываемся и спасаемся без дел, если только веруем.

Пётр сказал: «Которыми дарованы нам великие и драгоценные обетования, дабы вы через них соделались причастниками Божеского естества» (2 Петр. 1:4). Он не сказал «будут дарованы», но «дарованы». Христос также говорил: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16). Смотрите: все, кто веруют, имеют жизнь вечную. Если сие правда, то верующие воистину оправданы и святы без дел. Дела ничего не добавляют к оправданию. Оно осуществляется чистой благодатью, преизобильно излитой на нас.

46. Вы спросите: «Почему же тогда Писание так часто упоминает о спасении для творящих добро? Например, Христос сказал (Ин. 5:29): «И изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло – в воскресение осуждения». Павел утверждал (Рим. 2:7-8), что «тем, которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и бессмертия, награда – жизнь вечная; а тем, которые упорствуют и не покоряются истине, но предаются неправде, – ярость и гнев». И таких утверждений весьма много». Отвечу: как следует трактовать сии фрагменты? Не иначе, как буквально, без добавлений: кто творит добро, тот спасется, кто творит зло, тот будет проклят. Трудность заключается в том, однако, что мы совершаем ошибку, судя о добрых делах внешним образом, не затрагивая их сущности. Писание так не учит; оно утверждает, что никто не может творить добрые дела, покуда сам не стал добрым. Впрочем, он становится добрым не посредством добрых дел, но, напротив, дела его добры, потому что он сам добр. А добрым он становится посредством возрождения и никак иначе. Таков смысл слов Христа (Мф. 7:17): «Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые». Также (Мф. 12:33): «Или признайте дерево хорошим и плод его хорошим; или признайте дерево худым и плод его худым, ибо дерево познается по плоду».

47. Истинно, люди самоправедные совершают те же самые дела, что и люди возрожденные; более того, их дела зачастую являются гораздо более выдающимися. Они молятся, постятся, делают пожертвования, открывают разнообразные учреждения, совершают паломничества и делают из всего этого великое представление. Христос же называл их дела «овечьей одеждой» (Мф. 7:15), под которой прячутся хищные волки. Никто их людей самоправедных не является воистину смиренным, кротким, воздержанным и добрым по своей сущности. Сей факт выходит на поверхность, когда им кто-то противоречит и отвергает их дела. И тогда они являют свою истинную сущность и ее естественные плоды: опрометчивость, нетерпение, своеволие, упрямство, клевету и многие другие порочные наклонности.

48. Посему совершенной истиной является то, что творящий добро спасется, – его спасение будет явлено; впрочем, он не смог бы совершить ничего доброго, если бы уже не был спасен благодаря новому рождению. Иногда Писание ссылается на внешнее поведение добрых, а иногда – на их внутреннюю сущность, которая и производит в них сии внешние дела, возвещая, тем самым, уже имеющееся спасение ради внутренней сущности, и грядущее спасение при условии совершения добрых дел. Иначе говоря, если человек останется тверд и неотступен до конца, то его спасение непременно явится.

49. Апостол отверг в данном фрагменте те дела, которые мы совершали в ветхом, невозрожденном состоянии, живя в адамовой природе, сказав: «Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили». Возможно, всё это добрые дела, но не пред Богом, Который прежде всего смотрит на благость сердца, а затем на дела. В Книге Бытие 4:4-5 Бог сначала благоволил к самому Авелю, а затем к его жертве; сначала Он отверг Каина, а затем – его жертву. Приношение Каина, впрочем, внешне выглядело таким же хорошим, как и приношение Авеля.

50. Павел не случайно добавил фразу: «Через Иисуса Христа, Спасителя нашего». Его целью было даровать всем нам убежище во Христе, подобно тому, как цыплята собираются под крыльями несушки. Сам Христос говорил (Мф. 23:37): «Иерусалим, Иерусалим… сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели!»

51. В вышеупомянутой фразе возвещается природа истинной, живой веры. Характер веры таков, что для спасения вам недостаточно веровать в Бога по образу иудеев и многих других, которым Бог, впрочем, даровал многочисленные благословения и временные блага. Вы должны веровать в Бога через Иисуса Христа. Во-первых, вы не должны сомневаться в том, что Он – ваш всемилостивый Бог и Отец, что Он просил все ваши грехи и спас вас в Крещении. Во-вторых, вы также должны знать, что всё сие не совершилось без основания – без умилостивления Его справедливости. Милость и благодать не должны были действовать в нас и изливаться на нас, споспешествовать нам в обретении вечных благословений и спасения. Ибо прежде справедливость Божия должна была получить полное удовлетворение. Как сказал Христос (Мф. 5:18): «Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все».

Всё обещанное о благодати и благости Божией надлежит относить только к тем, кто совершенным образом исполняет Его заповеди. Бог сказал в ответ иудеям (Мих. 2:7), воображавших себя праведными мужами в очах Божиих и непрестанно вопивших: «Мир, мир!» и «Почему Бог гневается на нас? Почему Его благий Дух отошел от нас?»: «Не благотворны ли слова Мои для того, кто поступает справедливо?». Следовательно, никто не может обрести преизобильную благодать Божию, покуда он не исполнил все заповеди Божии в совершенстве.

52. Впрочем, довольно о том, что наши дела не имеют ценности в очах Божиих, и что мы сами по себе неспособны исполнить ни малейшей заповеди и не можем совершить ни одного доброго дела. Насколько же меньше мы можем воздать полное удовлетворение Божией справедливости и стать достойными Его благодати! Даже если бы мы могли исполнить все Его заповеди и принести полное удовлетворение Его справедливости, мы всё равно не были бы достойны Его благодати и спасения. Он вовсе не был бы обязан даровать их нам. Напротив, Он мог бы сделать сии вещи обязанностью Своих творений, которые и так должны служить Ему. Иначе говоря, всё, что Бог дает, есть чистая благодать и милость.

Сие Христос ясно изложил в притче из Евангелия от Луки 17:7-10:

«Кто из вас, имея раба пашущего или пасущего, по возвращении его с поля, скажет ему: пойди скорее, садись за стол? Напротив, не скажет ли ему: приготовь мне поужинать и, подпоясавшись, служи мне, пока буду есть и пить, и потом ешь и пей сам? Станет ли он благодарить раба сего за то, что он исполнил приказание? Не думаю. Так и вы, когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать».

Дополнительная информация

  • Книга Библии: Титу
  • Глава книги: 3
  • Автор проповеди (не обязательно): Лютер Мартин
Мартин Лютер

Мартин Лютер (нем. Martin Luther [?ma?tin ?l?t?]; 10 ноября 1483, Айслебен, Саксония — 18 февраля 1546, там же) — христианский богослов, инициатор Реформации, ведущий переводчик Библии на немецкий язык. Его именем названо одно из направлений протестантизма.

Другие материалы в этой категории: « 2 Тимофею 1,7-10 Евреям 4,12-13 »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Яндекс.Метрика
2011-2016 © LutheranWorld.RU Все права защищены. Использование материалов публикаций возможно только при наличии открытой гиперссылки на сайт LutheranWorld.RU в начале публикации