1 Коринфянам 11,23-29

Оцените материал
(0 голосов)

(Ибо я от Самого Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб и, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание. Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет. Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем)

1 Послание к Коринфянам 11:23-29

По старинному обычаю в это время к Святому Причастию приходит больше людей, чем в какое-либо иное время в течение года. Этот факт вместе с насущной необходимостью просто преподать людям с кафедры учение о Таинстве Святого Причастия теперь побуждает нас рассмотреть слова Св. Павла, которые вы слышали в нашем тексте. Из этих слов мы узнаём, что сие Таинство было установлено и введено вовсе не людьми, но Самим Христом. В ту ночь, в которую Он предан был, Он учредил его для Своих учеников, воистину, для всех христиан, чтобы оно могло быть для них Его Таинством, Его прощальным даром, исполненным великого утешения и благословения.

Поэтому мы, христиане, должны дорожить этим Таинством, как сокровищем величайшей ценности, должны горячо любить его и пользоваться им радостно и часто, извлекая из него обильную радость и утешение и тем самым исполняя волю нашего Господа и Спасителя, покидающего этот мир. В этом отношении Его заповедь ясна: Он предписывает нам пользоваться этим Таинством. Истинные христиане никогда не станут пренебрегать этим повелением, но охотно и часто будут находить утешение в его исполнении до того дня, когда Господь, который Сам дал нам такое Таинство, вновь не придет с небес, чтобы судить живых и мертвых.

Когда папа еще держал нас под своей властью, нас запугивали словами Св. Павла: «Кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе», ибо никто правильно не учил нас тому, что на самом деле означают эти слова. Таким образом святое Таинство хулили, люди избегали его как смертоносного и вместо того, чтобы считать его пищей для жизни, они думали, что оно опасно и гибельно. К этому привели лживые священники, хотя мы вполне заслужили сие своей грубой неблагодарностью. Христос желал нам блага, мы же были беззаботны и неблагодарны; поэтому неудивительно, что наша радость превратилась в печаль, наше счастье — в плач, а наше благословение — в проклятие. Мы сами повинны в этом; мы постыдно пренебрегли великим и святым сокровищем.

Подобным бедствием теперь угрожают сакраментарии, приносящие в церкви опасность своими лжеучениями о Таинстве; ибо они учат людей, что в нем нет ничего, кроме хлеба и вина, тем самым вновь лишая христиан утешительного заверения в благодати, которое Христос связал с этим Таинством и дал Своей Церкви. Поэтому мы должны избегать этих лжеучителей, иначе они приведут нас к тому горькому горю, которое мы терпели при папе, когда вошло в обычай проповедовать об этом Таинстве таким образом, чтобы производить лишь страх и трепет, так что люди отказывались приступать к нему и теряли всю радость и благодать, которую может принести сия святая трапеза.

Нам говорили, что сначала мы должны исповедовать все наши грехи и принести покаяние за них, и затем мы можем приступить к Трапезе Господней. Однако, сделать это было невозможно. Мы сознавали свою греховность и боялись приступать к этой пище, считая себя не достойными ее, поэтому никто не мог причащаться с радостным сердцем. Каждый не доверял этому благотворному установлению, опасаясь, что оно будет источником смерти или средством «вкушения осуждения себе», как выражается Св. Павел. Воистину, положение дел было крайне прискорбно, ибо люди питали отвращение к самому благословенному Таинству.

Но папа еще более ухудшил это зло, без разбора принуждая испуганные и трепещущие души приступать к Трапезе Господней по крайней мере раз в год. Он отлучал от церкви каждого, кто ежегодно не приходил к Таинству, и всё же он преподавал его лишь под одним видом, как это называют, прямо противореча повелению нашего Господа, учредившего сие Таинство таким образом, чтобы Его тело и кровь принимали не только через вкушение хлеба, но также приобщаясь к чаше. Эту форму установления Таинства папа попрал ногами, и он даже осуждает как ересь причащение под двумя видами, хотя Сам Христос так установил и учредил его. В какую ужасную мерзость они превратили Таинство, вынуждая людей бояться его, а затем заставляя их принимать его; и, хуже того, изменяя форму установления, прямо противореча повелению Христа.

Представь себе, какое наслаждение ты мог бы получить от такого принудительного ядения и пития. Ты получал бы от него столь же мало удовольствия, как больной человек — от вина, к самому запаху которого он питает отвращение, но которое его заставляют глотать. Это неизбежно приводило к тому, что святое Таинство не было действенным для людей при папстве, ибо они могли принимать его лишь с убеждением в своей собственной нечистоте и недостоинстве, и все же, они причащались под страхом отлучения. Неудивительно, что для них оно было лишено утешения и радости.

Но папа еще больше злоупотреблял святым Таинством и Заветом нашего Господа, когда с помощью священников он сделал его предметом торговли ради умерших, так что мессу совершали без благоговения, просто ради денег и прибыли. Мне представляется, что это бесспорно было самым богохульным злоупотреблением Таинством, и я ничуть не сомневаюсь в том, что, если бы папство оставалось в своей славе, если бы благословенное Евангелие вновь не было бы выведено на свет, живые были бы в конечном счете полностью лишены Святой Вечери, и она относилась бы только к мертвым. Старшие среди нас вполне могут помнить, с какой помпой и роскошью повсюду совершали мессы за усопших.

Я упоминаю об этом здесь для того, чтобы показать, как Бог наказал неблагодарный мир, позволив папе преподавать Таинство в искалеченном виде невежественным людям, которые ходили к Святому Причастию, как бы исполняя дело, не для того, чтобы получить благословение, но опасаясь гнева и суда Божия.

В добавление к этому папа использовал мессу как средство облегчения при любом несчастье или недуге. Пусть такие извращения будут для нас предостерегающим примером, дабы мы не стали подобными хулителями Святого Таинства, но принимали его правильно, с радостью, согласно установлению и истинному смыслу.

Скажите мне, разве это слово не одобряет, когда Господь так милостиво и нежно говорит Своим ученикам: «Примите, ядите, сие есть тело Мое; примите и пейте из нее все; сия чаша есть Новый Завет в Моей крови, сие творите в Мое воспоминание», и не только однажды, но постоянно, до конца времен? Наш благословенный Господь желал посредством этого Таинства и Завета сохранить в нас живое воспоминание о Нем и нашу веру. Поэтому Он учредил Свою Вечерю как постоянное воспоминание о Своей смерти, посредством которой мы избавлены от наших грехов и вечной скорби.

Здесь мы не видим ничего, кроме снисхождения и любви; здесь нет ни гнева, ни отмщения; воистину, родители не смогли бы с большей добротой обращаться со своими детьми. Главное желание Христа, как объявляет Он Сам, состоит в том, чтобы мы не забыли Его. Его искреннее намерение заключается в том, чтобы все наше существо было запечатлено воспоминанием о Его Страстях, дабы мы никогда не забывали, как Он умер за нас на кресте и воскрес из мертвых. Его цель состоит в том, чтобы грядущие поколения знали Его как своего Господа, дабы они могли быть спасены Им; и поэтому Он также искренне поручил Своим христианам наставлять молодежь в Своем Слове и святить воспоминание о Нем, дабы пришедшие после нас также могли бы стремиться поклоняться Ему в собрании верующих и обладать Им как своим Христом и единственным утешением. По этой причине Господь дал Свой Завет, и мы всегда должны неустанно вспоминать о нем. В самом деле, когда встречаются настоящие друзья, им совсем нетрудно просидеть вместе в беседе ночь напролет, забыв о сне и отдыхе; почему же мы должны уставать, усваивая и проповедуя драгоценную истину о том, что Господь Христос — наш Искупитель?

Но Таинство Святого Причастия было учреждено не просто для того, чтобы посредством его совершения почитать Христа, ибо Он может воистину сказать: «Я не нуждаюсь в твоей хвале, Я — Сын Божий, прославляешь ли ты Меня или нет»; но также и особенно по той причине, что мы нуждаемся в таком Завете и в такой Трапезе, дабы мы могли получить ее пользу. Послушайте слова, с которыми Он дает хлеб: «Примите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое», и с которыми Он вскоре после сего дает чашу: «Пейте из нее все; сия чаша есть Новый Завет в Моей крови, которая за вас изливается во оставление грехов».

Это объявление является самым действенным утешением христианина, ибо тот, кто действительно верует, что Христос отдал за него Свое тело и что Он пролил Свою кровь во оставление его грехов, не может отчаиваться, что бы ни говорил грех, мир и дьявол. Он знает, что сокровище, которым изглажены его грехи, намного больше всех его прегрешений.

Но утешение, содержащееся в этом объявлении, не одиноко. Христос воистину дает нам с хлебом Свое тело для ядения, а с вином — Свою кровь для питья, как ясно гласят слова, вопреки дьяволу. Каждый, кто ест и пьет, получает для себя в этом Таинстве тело и кровь Христа как Его собственный особый дар. Повторяю, мы должны твердо придерживаться этой истины: Христос пострадал и умер и за меня, а не только за Св. Петра, Св. Павла или каких-либо прочих святых. Чтобы заверить нас в этой истине, Христос дал Свой Завет; ибо таким образом каждый лично принимает тело и кровь Христа. Поэтому правильно говорить, что через это Таинство мы получаем прощение грехов; ибо, где Христос, там и прощение грехов; здесь у нас есть тело и кровь, как гласят слова; поэтому тот, кто ест и пьет, веруя, что тело Христово было предано за него и что Его кровь была пролита для прощения его грехов, должен непременно обрести это прощение. И всё же, не актом приобщения к Таинству, ни ядением и питием, мы получаем божественную благодать, как ложно учат паписты о совершении их мессы; но верою внутри нас, которая верит словам Христа, когда Он говорит: «Я даю тебе Мое тело, преданное на смерть за тебя, и даю тебе Мою кровь, пролитую за тебя во отпущение твоих грехов». Таким образом, наше принятие Таинства содействует укреплению веры, а главное и величайшее благословение Завета становится нашим.

Еще одним благотворным результатом этого Таинства является единение в вере и учении, которое оно производит среди христиан, и которое столь насущно необходимо. Чтобы сотворить истинное единение среди христиан, не достаточно того, чтобы они собирались вместе, чтобы слушать одну проповедь и одно Слово, но они также должны собираться вокруг одного алтаря, дабы принимать одну и ту же пищу и одно и то же питие.

Возможно, кто-то может слышать, как я проповедую Слово, и всё же быть моим врагом; но, если он приобщается Вечери Господней, этим актом он сам лично и публично исповедует свою веру, хотя иногда попадаются лицемеры; поэтому среди христиан, которые соединяются в этом Таинстве, формируется более прочное единение, чем если бы им просто проповедовали Евангелие, хотя это также может побудить их быть в единомыслии. Люди одной веры и одного упования соединяются за Трапезой Господней, тогда как иноверцы стоят в стороне. Согласие в церкви весьма желанно, и в вопросах веры не должно быть разделений. Это единение уместно называется латинским словом Communio, причастие, а тех, которые не соглашались с другими христианами в вере, учении и жизни, называли Excommunicati, поскольку они отличались верой и поведением, а значит, были не достойны принадлежать к общине тех людей, которые пребывали в единомыслии, дабы они не производили разделений и расколов. Посредством Святого Таинства, Христос также учреждает единение среди малого сообщества Своих верующих.

У наших древних учителей были прекрасные мысли об этом, когда они говорили: «Христос взял хлеб и вино для Своей Вечери, чтобы показать, что, точно так же, как множество различных зерен пшеницы, будучи смолоты вместе, составляют один каравай хлеба, так и мы, будучи многочисленны, есть один хлеб и одно тело: ибо мы причащаемся от одного этого хлеба, хотя каждый является отдельной личностью и самостоятельной индивидуальностью» (1 Кор. 10). И опять же, как множество гроздей винограда и множество крохотных ягод, каждая из которых отдельна и самостоятельна, будучи выжаты, составляют один восхитительный сок, одно вино, так и христиане, имеющие одну веру, одно исповедание, одну любовь и надежду на спасение.

Таким было толкование наших отцов, и они не ошибались в нем. Святое Таинство действует, крепко соединяя христиан вместе в единстве цели, учения и веры, дабы никто не оставался в одиночестве, не имел собственного учения или верования. Дьявол ополчается на это и изо всех сил пытается разрушить такое единство и согласие. Он прекрасно знает, какой ущерб будет причинен ему, если мы будем едиными в нашем исповедании и будем держаться за одного Главу; вот почему он пытается искушать нас, здесь и там, ложными учениями, сомнением, лживыми инсинуациями в отношении Таинства и других артикулов веры, надеясь вызвать разногласия в церкви.

В самом деле, соблазны придут, но всё же следует остерегаться их, дабы дьявол не полностью разделил нас. Если тот или иной настаивает на разделении среди нас в отношении учения о Таинстве или в других частях нашей веры, давайте же мы, соглашающиеся с одним исповеданием, будем еще более едиными в вере во Христа Иисуса; воистину, давайте будем в этом, как один человек. Однако, это возможно, лишь когда есть единение в учении.

Итак, это дополнительное благо учреждения Святой Вечери. Наш Господь дал нам это Таинство, чтобы добиться единства веры, учения и жизни. Внешние различия в жизни, конечно же, будут продолжаться; здесь нет равенства. Каждый должен исполнять свои обязанности, которые весьма различны у разных людей. Крестьянин ведет иную жизнь, нежели князь; жена и хозяйка дома должна исполнять иные обязанности, нежели служанка. Такие различия также должны оставаться в нашей повседневной жизни. Но во Христе нет ни мужского пола, ни женского, ни князя, ни земледельца: все они — христиане. Евангелие, обетование и вера, которые у меня есть, в равной степени принадлежит князю, крестьянину, женщине, слуге и ребенку.

Такое равенство обозначается Святой Вечерей, ибо в ней мы все принимаем одну и ту же пищу и питание, будь то муж или жена, матрона или девица, отец или ребенок, правитель или подданный. Если у нас есть одна вера, мы — наследники одних и тех же небес, хотя я могу жить здесь, а другой — в Иерусалиме, и лично мы — совершенно чужие друг другу; ибо у нас есть один Господь, в которого мы верим, и одна надежда на спасение. Это единение веры вызывает крайнее недовольство дьявола, и он всегда стремится расколоть наше общение; ибо он знает, как разрушается его влияние, когда христиане твердо пребывают в согласии в вере и учении. Против этих попыток сатаны Христос учредил Святое Таинство как средство соединения верующих.

Отсюда следует, что Таинство нужно каждому; и что, если мы пренебрегаем им, не восхваляем Господа и так отделяем себя от сообщества христиан, это приведет к потерям, и они будут тем больше, тем дольше мы воздерживаемся от этого таинства. В самом деле, истинно, что Сам Христос не имеет нужды ни в нашем послушании Его установлению, ни в нашем воспоминании о Нем; но мы делаем это ради нашего блага; ибо, если мы не пребываем в общении со Христом, мы пребываем в общении с дьяволом и понесем огромный урон. Даже если сатана не сможет повредить нам внешне, в нашей груди мы все же будем носить с собой своего лютого врага.

Рядом с нами всегда есть адвокат зла, едим ли мы или пьем, спим или бодрствуем, он также имеет в союзниках нашу плоть, ветхого Адама. Он сопровождает нас в постель и встает вместе с нами утром; он непрестанно и красноречиво умоляет, с определенной целью отвлечь нас от Христа и Его Евангелия. Этот адвокат зла, которого мы постоянно носим с собой и обитель которого находится в наших сердцах, всегда стремится побуждать нас к обогащению и возвеличиванию в мире, и увлекает нас иллюзией того, что у нас нет ни причины, ни времени, чтобы идти к Таинству. Если мы прислушаемся к его лживым советам, мы будем всё больше охладевать в нашей любви ко Христу и Его дарам; воистину, даже если мы ежедневно будем слушать Его Слово, этот коварный искуситель внутри нас добьется того, чтобы мы делали это лишь внешне, тогда как в действительности наше благочестие — притворство, а наши мысли заняты делами мира сего. Покажите мне алчного человека, который устал бы от своей страсти! Разве не правда, что скряга с каждым днем всё больше и больше любит своих идолов, усердно занимаясь своим ростовщичеством? То же самое верно в отношении других грехов. Порочный человек наслаждается своим блудом, он думает и говорит о нем с очевидной радостью, все больше и больше погружаясь в свою порочную страсть. Таковы результаты наставлений, которые дает ветхий Адам: они ведут к погибели.

Христос желает противодействовать ужасному влиянию древнего совратителя, который хотел бы обратить наше внимание только и главным образом на временные вещи. Христос же, наоборот, хочет, чтобы мы помышляли о вечности, о Нем, нашем Спасителе, умершем за нас на кресте. Он хотел бы, чтобы мы осознали свою глупость, дабы мы с радостью пришли к Нему, уставшие от нашей порочной жизни, восклицая: «О, Господи, мы знаем, как мы грешны, и как мы не способны сопротивляться злым соблазнам, поэтому мы взываем к Тебе о помощи; дай нам способность избегать мира и истинно любить Тебя». Мы ежедневно нуждаемся в таком воспоминании о Христе, в противостоянии с этим губительным адвокатом, с этим ветхим Адамом внутри нас, который кричит нам в уши день и ночь, надеясь утопить нас в заботах и наслаждениях мира сего так, чтобы не осталось надежды.

Чтобы противостоять этой порочной цели, Христос учредил Свою Святую Вечерю, дабы ее совершение напоминало нам о грядущей жизни. Он берет хлеб и чашу и приглашает Своих учеников есть и пить, говоря: «Сие есть Мое тело и Моя кровь, преданное за вас и пролитая за вас», и в то же время побуждает нас помнить о Нем, а не просто бегать за вещами мира сего, как мы обычно поступаем. В Святом Причастии Он дает нам возможность принять Его, прийти к Нему и помнить о Нем; ибо Святое Причастие приносит пользу нам; Он не нуждается в нем.

Я не сомневаюсь в том, что люди толпами приходили бы к Таинству, если бы там раздавали деньги или земные дары; воистину, слепые и хромые поспешили бы туда, даже если бы реки и горы преграждали им путь.

Нам нужно, поистине, стыдиться, когда мы думаем, насколько мы жалки, всегда готовы бежать за деньгами и тленными вещами, тогда как мы медлим, в самом деле, питаем отвращение, приходя к Трапезе Господней, где нас ожидает небесный дар Его тела и крови. Здесь, в этом Таинстве, нам передается драгоценное сокровище, спасение и счастье; но, увы, мы бежим от него, как от яда или какого-то ужасного наказания.

Почему же мы ценим золото и серебро больше этого великолепного драгоценного сокровища? К такому выбору нас подстрекает дьявол; он влияет на нашего ветхого Адама, от природы равнодушного и безразличного к вечному и больше заботящегося о временном. Эта неблагодарность и беззаботность весьма греховна, воистину, намного больше, чем можно вообразить; тем не менее, мы часто повинны в ней, иначе мы усерднее искали бы царство небесное и его благословения, которые не преходящи, как земное имущество, в которое мы так влюблены. Давайте же никогда не забывать о том, что в должное время нам нужно будет дать отчет о нашем поведении в этом отношении.

Святое Причастие призывает нас больше не быть неблагодарными, но осознать вместе с другими христианами, с которыми мы исповедуем нашу веру и разделяем это святейшее Таинство, сколь великое благословение Христос дарует нам через него, и как мы поэтому должны служить Ему и славить Его как нашего Господа, который не только умер за нас, но и дает нам для питания наших душ Свои тело и кровь. Он желает, чтобы мы помнили Его, принимая сие для укрепления нашей веры и сохранения единства среди христиан.

Всякий, кто отказывается исполнять заповедь Господа, заслуживает того, чтобы попасть в руки лжеучителей, которые проповедуют ему, что в Вечере Господней нет ничего, кроме хлеба и вина. В папстве учение о Таинстве было фальсифицировано, ибо Господа не вспоминали так, как Он установил сие; таким образом, это приводило к тому, что никто не знал, что такое Святое Причастие и почему его нужно принимать. Главной сущностью всего считалось послушание церкви, а результатом было идолопоклонство и взывание к святым.

Боже, дай нам сохранить истинную веру, чтобы мы проявляли живой интерес к этому вопросу. У нас вновь есть истинное и чистое учение, мы понимаем, зачем мы идем к Святому Таинству: чтобы помнить Господа с хвалой и благодарением за Его милость и доброту, а также принять из него утешение и укрепление нашей веры. Пусть же наши сердца будут тверды и не сомневаются, дабы мы были уверены в том, что Бог благоволит к нам и не накажет нас за наши грехи, ибо Христос дал нам Свое тело и пролил за нас Свою святую кровь. Поэтому мы правильно возвещаем смерть нашего Господа и исполняем Его заповедь: «Сие творите в Мое воспоминание».

Ввиду сего рассуди сам, что за христианами являются те люди, которые воздерживаются от Святого Причастия целый год, и даже два, три года и более того? Такие люди воистину одержимы дьяволом; они либо не имеют знания о своих грехах, и, следовательно, не задумываются о том, как освободиться от них, либо так заняты делами мира сего, что совершенно забывают о грядущей жизни. Это поистине ужасно. Всякий, кто признаёт себя христианином и желает жить в соответствии с этим исповеданием, должен регулярно и часто приходить к Святому Таинству. Его благословения весьма необходимы христианину, как мы показали выше.

Однако, это не относится к тем людям, которые не могут принимать Таинство полностью, как оно было установлено Христом, и поэтому вовсе воздерживаются от участия в нем. Такие люди должны довольствоваться Словом Христа и заверениями Его Евангелия до тех пор, пока Бог по милости вновь не даст им возможность насладиться Святой Вечерей во всей ее полноте и чистоте, как ее учредил Христос.

Бог да подаст нам благодать через Своего Святого Духа, дабы мы всегда могли принимать Святое Таинство во славу Христа и для спасения наших душ. Аминь.

Мартин Лютер. Домашняя постилла. Пер. В. Володина.
 СПб.: Светоч, 2011. С. 232-241

Дополнительная информация

  • Книга Библии: Коринфянам 1-е
  • Глава книги: 11
  • Автор проповеди (не обязательно): Лютер Мартин
  • Церковный праздник (не обязательно): Чистый четверг
Последнее изменение
Мартин Лютер

Мартин Лютер (нем. Martin Luther [?ma?tin ?l?t?]; 10 ноября 1483, Айслебен, Саксония — 18 февраля 1546, там же) — христианский богослов, инициатор Реформации, ведущий переводчик Библии на немецкий язык. Его именем названо одно из направлений протестантизма.

Другие материалы в этой категории: « 1 Коринфянам 9,24-27 1 Коринфянам 12,12-14.26-27 »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Яндекс.Метрика
2011-2016 © LutheranWorld.RU Все права защищены. Использование материалов публикаций возможно только при наличии открытой гиперссылки на сайт LutheranWorld.RU в начале публикации