A+ A A-

Важно быть честным перед самим собой

Оцените материал
(3 голосов)
Пастор Петрикирхе Михаэль Шварцкопф (Санкт-Петербург) Пастор Петрикирхе Михаэль Шварцкопф (Санкт-Петербург)

Отпевание и погребение – пожалуй, одна из самых сложных и печальных сторон пасторской работы. Во время КУИТ эта тема была поднята пастором Петрикирхе Михаэлем Шварцкопфом:

–  Смерть, утешение, отпевание, погребение – тема сложная, я бы даже сказал, болезненная.  Потому, что когда мы остаемся с умирающим, то через его смерть и через его страдания мы размышляем о собственной смерти. И каждый раз это становится потрясением.

Это делает каждый душепопечитель – пропускает чужую боль сквозь себя и тем самым дает понять умирающему, его близким: я рядом с вами, я чувствую и разделяю ваши боль, страх – вашу судьбу. Именно в этом момент. Думаю, именно это помогает тем, кто находится на пороге смерти или родным умирающим – участие. Однако в данном случае есть очень тонкий и сложный момент: я как душепопечитель не могу доподлинно знать, что чувствует в этот момент умирающий. Ведь у меня еще не было опыта моей собственной смерти.

...Все, что у вас есть в этот момент, - сострадание. И честность перед самим собой...

Именно поэтому студентов я призываю к осознанию своей ограниченности: вы не можете знать, как себя правильно вести, что делать, что говорить, как помочь. Все, что у вас есть в этот момент, - сострадание. И честность перед самим собой.

– Родственники не всегда спокойно воспринимают уход близкого человека. Особенно, если это ребенок, молодой человек. Как пастор может им помочь?

Как душепопечитель я с самого начала должен осознать: в этой ситуации я ничем не могу помочь. Но, возможно, моя главная помощь заключается именно в том, что я нахожусь рядом, что присутствую вместе с родными в их самый страшный час. И что, может быть, это знак того, что и Бог присутствует, что Он разделяет наши страдания и скорбь.

Одно из первых отпеваний, которое я провел, было отпевание мальчика в деревне. Он умер в возрасте 10 месяцев. Я сделал то, что было положено. В церкви. И родители малыша могли в этом участвовать. Помогло ли им это? Точно не в теологическом понимании. Но это были полчаса их жизни, когда они были не одни, они были вместе с Богом. Это были тридцать минут после смерти сына, которые я помог им прожить. Своими действиями и своим присутствием.

...Каждая ситуация уникальна, и не только в смерти...

Формы помощи могут быть самыми разными: это и молчание, и молитва, и ритуал. Какую форму выбрать – это либо приходит с опытом, либо помогает интуиция. Каждая ситуация уникальна, и не только в смерти.

– Страх смерти тоже уникален?

Конечно.  У каждого он разный. Я видел людей, которые совсем не боятся смерти. А вот у меня страх смерти – довольно сильный.

– Как с ним бороться?

Не знаю, стоит ли с ним бороться. Я просто жду этого момента: когда умру, тогда и решу.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Яндекс.Метрика
2011-2016 © LutheranWorld.RU Все права защищены. Использование материалов публикаций возможно только при наличии открытой гиперссылки на сайт LutheranWorld.RU в начале публикации