Д-р Мартин Лютер о пасторском служении

Оцените материал
(1 Голосовать)
«Как прекрасны ноги благовествующих мир, благовествующих благое!» (Рим. 10:5) «Как прекрасны ноги благовествующих мир, благовествующих благое!» (Рим. 10:5)

Я бы не назвал ноги особенно красивыми. Зачастую это покрытые мозолями, кривые штуки, быстро изнашивающиеся с возрастом и пройденным расстоянием. Накрутив на счетчике машины достаточный пробег, мы меняем шины. Однако ноги не поменять. И все-таки св. Павел, цитируя пророка Исаию, пишет: «Как прекрасны ноги благовествующих мир, благовествующих благое!» (Рим. 10:5).

 

 Наверное, проповедников, несущих радостную весть, можно было бы воспеть, описав какие-то более благородные части тела. Можно было бы назвать прекрасным голос проповедника, потому что его слова звучат сладкой музыкой для ушей, или его лицо, поскольку оно завораживает слушателей своим обаятельным выражением. Подобные метафоры имели бы смысл. Но ноги?!
...Бежать до края земли с проповедью Евангелия — именно то, что Иисус поручил Своим апостолам...
 Ноги нужны лишь затем, чтобы переместить вас из пункта А в пункт Б. Иногда еще и в пункт В. Вестник без ног может быть полезен лишь тем, кому повезет оказаться от него на расстоянии слышимости. Но стоит дать ему ноги, и весть обретает способность облететь весь мир. Вообразите, что это значит, если человек несет не обычную весть, но само Слово Божье, Евангелие, весть о прощении грехов ради крови Иисуса и о праведности, которая освобождает совесть.
 
Бежать до края земли с проповедью Евангелия — именно то, что Иисус поручил Своим апостолам (Деян. 1:8). Лютер пишет о них: «Их бег, говорю я, поистине приятен, то есть их служение доставляет истинное удовольствие, в отличие от служения Моисея и пророков. Бежать значит исполнять служение проповедника, как говорит Павел в Фил. 2:16: „я не тщетно подвизался“. И нога — орудие его бега. Ибо когда Евангелие бежит, оно провозглашает все благое, радость совести, избавление от Закона и наилучшее употребление всего внешнего… Через Евангелие Божье мы получаем бесконечные дары»1.
 
Внезапно мне открылась совершенно новая точка зрения на ноги — во всяком случае, применительно к апостолам. Их ноги прекрасны потому, что это означает, что эти люди были посланы с поручением! А как быть с ногами вашего пастора, когда вам в очередной раз удастся бросить на них взгляд? Ведь Христос не давал ему прямого поручения проповедовать — так, как Он дал его апостолам. Вашему пастору дано поручение Христово, только не напрямую, а посредством Церкви. Именно так сегодня мужчины принимают служение (Титу 1:5). Но позвольте мне рассказать, как мы, лютеране, отточили свое учение о пасторском служении.
 ...Либо нам придется научиться обеспечивать себя пресвитерами без участия папской тирании, либо, если мы к этому не готовы (хотя это и возможно), нам придется отдать себя в рабство...
Прежде Реформации папство предлагало утешение в виде апостольского преемства вкупе с особой благодатью рукоположения. Апостолы выбрали себе преемников и передали им благодать, те, в свою очередь, выбрали преемников себе и передали благодать им, а те, в свою очередь… Ну вы понимаете. Но когда евангелические церкви поняли, что Рим отверг истину, что им отказано в особой «благодати» рукоположения, им понадобилось ставить собственных проповедников. Но как они могли быть уверены, что получат именно тех, кого надо?
Оказывается, там, где Господь Иисус реформирует Свою Церковь с помощью Евангелия, Он не оставляет ее без утешительного знания, что Он уже избрал людей, которые будут проповедовать и учить святых. И на самом деле, поскольку Лютер и лютеране вернулись к правильному пониманию Евангелия, проповедь и применение прочих артикулов христианского учения — в том числе учение и практика пасторского служения — встали на свои места.
 
Лютер начал работать над формулировкой учения о служении еще в 1523 году. Он пишет: «Либо нам придется научиться обеспечивать себя пресвитерами без участия папской тирании, либо, если мы к этому не готовы (хотя это и возможно), нам придется отдать себя в рабство...»2. Лютер справедливо утверждает, что Иисус возложил на всю Церковь, и даже на каждого христианина обязанность публично проповедовать, учить и совершать Таинства, а не избирать нескольких супердуховных клириков, наделяя их исключительным правом выбирать себе преемников. Но поскольку проповедь является достоянием всех христиан, «никто не вправе возвыситься собственной властью и в гордыне присвоить себе одному то, что принадлежит всем»3. Однако мы знаем, что кто-то должен проповедовать, учить и совершать Таинства. Поэтому Лютер далее пишет: «Однако права общины требуют выбрать и поставить одного человека (или стольких, скольких решит община), который от имени всех, обладающих этими правами, будет исполнять эти функции публично»4.
 
К 1529 году язык Лютера становится яснее — он сосредотачивает внимание на произнесенных Иисусом словах установления служения публичной проповеди, которые записаны в Иоанна 20:20-23. Сегодня проповедники должны получить соответствующее поручение от Иисуса точно так же, как получили его апостолы. Возможно, они и получают призвание посредством Церкви, но поручение Иисуса от этого не становится менее ясным или менее важным. «Всякий призванный к нему и получивший поручение должен проповедовать Евангелие, должен крестить, должен развязывать грехи властью Отпущения, должен накладывать прещение властью Ключей, запрещать, увещевать и т. д. Да приступает же с уверенностью и не страшится ничего, что может приключиться с ним вследствие этого»5.
 ...Наше Евангелие — не „проповедь по углам“, но звучит с дерзновением и во всеуслышание...
Для Лютера и лютеран было достаточно того, чтобы человек был наставлен в Божьем Слове, признан пригодным, а затем призван и поставлен всей Церковью публично проповедовать в конкретном месте6. Именно это отражено в словах XIV артикула Аугсбургского Исповедания. Именно такова сегодня обычная практика нашего Синода. Вот почему важно, чтобы ваш пастор отучился в одной из наших семинарий, чтобы у вас была уверенность, что он получил надлежащее наставление и был признан пригодным, что когда он говорит, он доносит до вас Божьи Закон и Евангелие, а не свои собственные.
 
Иное дело проповедники, тайком проникавшие в среду лютеран и нарушавшие покой своими странными учениями. О таковых Лютер пишет: «Мы не проникаем в служение тайком, но получаем призвание и публично выходим вперед; мы предстали перед духовное и светское судилище, чтобы дать отчет. Наше Евангелие — не „проповедь по углам“, но звучит с дерзновением и во всеуслышание...»7.
 
В призвании на служение Слова и Таинства, которое получил ваш пастор, нет ничего постыдного. Именно поэтому у нас есть обряды рукоположения и поставления в должность. Это своего рода богоугодный повод похвалиться тем, что Бог избрал человека на служение вместо Него. «Когда мы так хвалимся, мы не ищем признания или благорасположения мира. Причина нашей гордости и похвальбы в том, что мы участвуем в божественном призвании в деянии Самого Бога, и что людям необходимо быть уверенными в нашем призвании, чтобы они знали, что наше слово — действительно Слово Божье. И потому это не пустое бахвальство; это святейшая гордость перед лицом дьявола и мира. И это истинное смирение перед лицом Бога»8.
 
Выходит, что ноги вашего пастора действительно прекрасны! Я, конечно, говорю объективно. Не вглядывайтесь слишком пристально.
...труд и пасторов, и прихожан одинаково дорог в очах Божьих...
 И последнее. Возможно, вы, в отличие от вашего пастора, не были призваны на это особое публичное служение проповеди, но это не означает, что вы как христианин чем-то меньше или хуже его. Более того, я бы тысячу раз оставил свое служение, если бы это был единственный способ сохранить праведность Христову, дарованную мне в Крещении. Всегда есть возможность возвещать отпущение грехов и учить других сообразно нашему служению. Отцы наставляют свои семейства, жены наставляют детей — таков порядок, которому учит нас св. Павел (Еф. 6:4). Но обратите внимание, что это иное служение, нежели публичная проповедь. Важно, чтобы и у меня, и у вас был Христос. Если Он у нас есть, то труд и пасторов, и прихожан одинаково дорог в очах Божьих.
 
Лютер пишет: «Когда во мне живет праведность Христова, я нисхожу с небес подобно дождю, который делает землю плодородной. Иными словами, я вхожу в другое царство и творю добрые дела всегда, когда мне предоставляется такая возможность. Если я служитель Слова, я проповедую, утешаю опечаленных, совершаю Таинства. Если я отец, я управляю домом и семьею, воспитываю своих детей в благочестии и честности. Если я магистрат, я исполняю должность, доверенную мне по заповеди Божьей. Если я слуга, я верно забочусь о благополучии своего хозяина. Короче говоря, всякий знающий наверняка, что Христос — его праведность, не только с весельем и радостью исполняет свое призвание, но и ради любви подчиняется магистратам, а также дурным законам и всему прочему в нынешней жизни — даже, если понадобится, бремени и опасности. Ибо ему известно, что так хочет Бог, и что подобное послушание угодно Ему»9.
 
  1. LW 17:210
  2. LW 40:18
  3. LW 40:34
  4. LW 40:34
  5. LW 69:359-360
  6. LW 40:40
  7. LW 69:366
  8. LW 26:20-21
  9. LW 26:11-12

Автор: Пастор Брайан Фламме

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Яндекс.Метрика
2011-2016 © LutheranWorld.RU Все права защищены. Использование материалов публикаций возможно только при наличии открытой гиперссылки на сайт LutheranWorld.RU в начале публикации